Menu
RSS

Мы в социальных сетях:

TwitterFacebookYoutubeInstagramTelegram

В Кыргызстане тихо ужесточен контроль над медиа-продукцией религиозного характера

В Кыргызстане без особого публичного обсуждения принят закон «О внесении дополнений и изменений в Закон «О свободе вероисповедания и религиозных организациях в Кыргызской Республике». В частности, документ дополнен пунктом о контроле над изданием и распространением медиа-продукции религиозного характера, который возлагается на органы по делам религий, Госкомитет национальной безопасности и МВД.

 

«Контроль за ввозом, изготовлением, приобретением, перевозкой, пересылкой, хранением и распространением печатных изданий, кинофотоаудиовидеопродукции и других материалов, содержащих идеи религиозного экстремизма, сепаратизма и фундаментализма осуществляется уполномоченными государственными органами по делам религий, национальной безопасности и внутренних дел», - говорится в пункте 9 статьи 22 Закона.

 

Прокомментировать эту норму, которая походит на введение цензуры, «Фергана» попросила аналитика Общественного фонда «Эгалите» Ивана Каменко.

 

«Еще до этих поправок один из депутатов инициировал внесение в закон о свободе вероисповедания пункта о том, что контроль и ответственность за распространение, изготовление, хранение религиозной литературы экстремистского содержания должен возлагаться на Духовное управление мусульман и на православную епархию. Это, естественно, было прямым нарушением Конституции: как на две религиозные организации можно возлагать функции государства, правоохранительные и оперативные функции и так далее? В итоге в третьем чтении этот пункт был изменен, теперь контроль возлагается на специальный государственный орган - Государственную комиссию по делам религии (ГКДР), а также на ГКНБ и МВД.

 

Однако есть одно «но». Как быть изготовителям религиозной литературы? Если ГКДР обязана контролировать издание всей религиозной литературы, то, видимо, теперь каждое издательство для того, чтобы выпустить какую-то религиозную, духовную литературу, должно получать ее одобрение или санкцию. Это будет как в Таджикистане и Узбекистане, где издатели имеют право что-то выпускать, только получив «добро» органа по делам религии. Если такого грифа нет, то ни одна Библия, ни один Коран, ни одна газета или другое периодическое издание у нас издаваться не будут», - сказал Каменко.

 

В целом, считает Каменко, это нужная норма, но в реальности невыполнимая.

 

«У нас нет кадровых и иных ресурсов, чтобы контролировать всю издательскую деятельность в Кыргызстане. Что тогда говорить о ввозе? Тем более что, в основном, литература такого характера у нас является иностранной. Думаю, за ввоз будут отвечать соответствующие компетентные органы, а ГКДР ограничится религиоведческой экспертизой: есть там экстремизм или нет. Опять-таки только после рецензии этой организации какая-то литература может поступить к нам на внутренний рынок».

 

«Фактически, это цензура, нет критериев оценки, индикаторов, религиоведческой экспертизы. Кто и как будет доказывать? Что считать экстремизмом? Все основывается на мнении эксперта. Вспомните дело Фарафонова: эксперты решили, что национализм выглядит вот так и, исходя из этого, выдали свое заключение. Вряд ли в какой-нибудь религиозной литературе можно найти прямые призывы к насилию и убийствам. Это как с сайтом «Ферганы» - ничего там не нашли, но запретили. То же самое будет и с религиозной литературой», - считает Каменко.

 

Он напомнил также о фильме «Невинность мусульман»: «Результатов экспертизы ленты никто не видел, но сказали, что там есть нечто оскорбляющее чувства мусульман. В реальности же это было конъюнктурным решением, вызванным международным ажиотажем. Серьезной экспертизы, которая бы ответила на вопросы, где, как и что оскорбляет чувства мусульман, – не было. Теперь наш Закон дает ГКДР возможность выносить подобные решения», - пояснил собеседник «Ферганы».

 

«У нас часто появляются сообщения о задержании группы людей, которая подпольно хранила экстремистскую литературу. На видео нам показывают листочки с арабской вязью и заявляют, что это литература экстремистского содержания. Вряд ли специалисты ГКНБ читали эти листочки. Зато показали, что они работают», - отметил Каменко.

 

На вопрос, зачем принимать заведомо невыполнимую норму, Каменко ответил, что это сделано с целью ужесточения контроля над сферой религии.

 

«Я не думаю, что у нас все так плохо, что требуется такая норма. Плохо у нас будет только после внедрения этих «драконовских» мер. Государство пошло на ужесточение контроля над религиозными организациями по принципу «не умеешь руководить – запрещай». Уже ужесточали нормы регистрации религиозных организаций. Чего добились? За период с 2008 года и до сего дня ГКДР не зарегистрировал ни одного миссионера и ни одну иностранную миссию, хотя на самом деле их очень много, просто религия ушла в подполье. Невозможно запретить людям верить. Сам Закон загоняет религию в подполье. То же будет и с литературой: она будет поступать, печататься и храниться и без грифа ГКДР, который верующим абсолютно не нужен. На самом деле это только ухудшит религиозную ситуацию», - считает аналитик «Эгалите».

 

Законопроект о внесении поправок в закон «О свободе вероисповедания и религиозных организациях» был одобрен парламентом Кыргызстана в третьем чтении 15 ноября 2012 года, а 7 декабря, как сообщает Форум-18, его подписал президент Алмазбек Атамбаев. Закон вступит в силу со дня официального опубликования.

 

Международное информационное агентство «Фергана»

Читайте нас в Telegram, только самое важное!
Наверх