Menu
RSS

Мы в социальных сетях:

TwitterFacebookYoutubeInstagramTelegram

Реальные факты о деле Данияра Нарымбаева (часть1)

  • Прочитано 4599 раз
Неизвестные подробности известного скандального судебного разбирательства о вымогательстве взятки у семьи бывшего столичного мэра

Вот уже порядка двух месяцев длится процесс в отношении Хаджимурата Коркмазова и Данияра Нарымбаева. На этой неделе суд должен был поставить точку в данном, безусловно, резонансном деле, но в виду болезни одного из подсудимых, судя по всему экс-парламентария, перенес оглашение вердикта на 25 ноября.

«Вести.kg» решили проанализировать, на чем строилась позиция обвинения, и какие события на самом деле происходили в период 2013-2015гг, связанные с имуществом бывшего столичного мэра.   

Начнем, пожалуй, от обратного. Для начала стоит разобраться, на чем строится обвинение против Нарымбаева.

По заверению, прокуроров в феврале 2015г руководитель Аппарата Президента ввел в заблуждение Чыныбая Турсунбекова и предложил ему взять заявление от Тюлеевых с просьбой обратить внимание на незаконность конфискации имущества по делу экс-мэра. Затем 7 мая Нарымбаев якобы  поручил Коркмазову поговорить с Назгуль Тюлеевой, после того как она выйдет из приемной чиновника, и вынудить ее дать 50 тыс. долларов за решение вопроса по имуществу Тюлеевых в Верховном суде. 

Коркмазов обратился к депутату Нургазы Айдарову, чтобы он познакомил Коркмазова с Тюлеевой. Айдаров, чей кабинет имеет общую приемную с кабинетом парламентария Иманалиевой, попросил ее помощницу О.Плотникову перехватить дочь Тюлеева, как только она выйдет из  кабинета Нарымбаева и привести в кабинет Айдарова. Плотникова была хорошо знакома с Тюлеевой и всей их семьей так как работала помощницей Наримана Ташболотовича, когда он был депутатом. Плотникова привела Тюлееву и Коркмазов от имени Нарымбаева потребовал 50 тысяч долларов за решение вопроса. Тюлеева позвонила сначала дяде Нарынбеку Тюлееву, но так как он был в Эмиратах, позвонила своему брату Бакыту Тюлееву и он привез деньги к стадиону у Белого Дома.

По показаниям Плотниковой она около 16.30 вышла из здания, забрала деньги и под елками спрятала их под платье  и принесла в кабинет Айдарова. Последний выступил гарантом сделки, Коркмазов взял деньги и ушел. По его показаниям, он отнес деньги Нарымбаеву около 17.00. Свидетелей, что он отдал деньги именно Нарымбаеву и что с 4 этажа, где находится кабинет Айдарова, он прямо пошел на 7 этаж к Нарымбаеву, а не к себе в кабинет на 5-м этаже или куда-нибудь еще, нет. Затем через 15 минут он пришел и сказал, что передал всю сумму главе Аппарата Президента. Тюлеева спросила, где гарантия, что он отдал деньги именно Нарымбаеву? Коркмазов сказал, что она может позвонить зампредседателю ВС Турганбекову и если он скажет, что Нарымбаев ему звонил, значит он деньги получил. Тюлеева из кабинета Иманалиевой якобы позвонила Турганбекову и он сказал, что Нарымбаев звонил. То есть, согласно обвинению, Нарымбаев позвонил Турганбекову около 17.00, а Назгуль Наримановна позвонила Турганбекову в 17.15. Тюлеева на следующий день пошла к Турганбекову, но он ей сказал, что дело будет рассматривать судебная коллегия, а не он и Нарымбаев лишь просил принять ее и объяснить процессуальный порядок. Тогда Тюлеева пошла к Коркмазову и он пообещал поговорить с Нарымбаевым. Позже он ей сказал, что деньги вернуть не получится и более того, требуются еще. Она предложила еще 50 тысяч и квартиру. Но Коркмазов сказал, что Нарымбаев просит 200 тысяч. 15 июля Тюлеева заявила о вымогательстве взятки в органы и понесла Коркмазову 90600 долларов, с которыми он был взят с поличным.

А теперь подробней. Нарымбаев действительно дважды принимал Тюлееву - 7 мая в присутствии своего помощника Надралиева и 21 мая в присутствии лидера фракции СДПК Турсунбекова. Однако и в первый, и во второй раз  Нарымбаев сказал, что рассмотрение дела в компетенции суда.  Согласно обвинению, в середине мая Нарымбаев принимал зампредседателя Верховного суда Турганбекова в присутствии Турсунбекова. Нарымбаев якобы уговаривал Турганбекова решить вопрос с имуществом Тюлеевых, а Турганбеков сказал, что дело будет рассматривать коллегия и он не может повлиять на нее.

Защита же Нарымбаева исходит из его показаний о том, что в 2013 году к Нарымбаеву на прием приходил брат Наримана Тюлеева, Нарынбек и просил обратить внимание на незаконность решения суда по делу Тюлеева. Нарымбаев сказал, что этот вопрос находится в исключительной компетенции судебных органов.

В феврале 2015г к Нарымбаеву пришел Феликс Кулов и сказал, что к нему   обратились родственники экс-мэра и по конфискации принято незаконное решение районного и городского суда (об этом много писали и выступали разные депутаты и политики-ред.) И что он будет выступать об этом на сессии ЖК и хочет поговорить об этом с президентом. Нарымбаев спросил, о чем именно депутат хочет разговаривать с Президентом. Кулов ответил, что если в Верховном суде будет также принято незаконное решение, то после смены президента это все вылезет наружу. Кулов привел свой пример: что он 5 лет отсидел и оправдался за одну ночь и стал политическим узником режима Акаева. И что после 17-го года Тюлеев докажет незаконность решения и политическую ответственность за это будет нести нынешняя власть. 

Нарымбаев доложил о встрече президенту. Глава государства сказал, чтобы Нарымбаев обратил внимание руководства Верховного суда, на принятие решения исключительно строго в рамках закона, чтобы никто позже не мог подвергнуть сомнению его легитимность. Нарымбаев позвонил председателю Джамашевой и передал слова президента. Он также связался с зампредседателем ВС по уголовным делам Турганбековым, однако не дозвонился и поскольку уже передал Джамашевой информацию, перезванивать не стал.

Поскольку инициатива о восстановлении законности исходила от фракции Ар-Намыс, то на это было обращено внимание Турсунбекова, как лидера СДПК и земляка Тюлеева. Депутат позвонил брату Наримана Тюлеева Нарынбеку и тот принес письмо на имя Турсунбекова. Парламентарий отправил его в Аппарат Президента, и оно попало на рассмотрение в соответствующий отдел, где сделали заключение, что конфисковано имущество бывшего мэра и тех его родственников, которые не смогли подтвердить легальность доходов. И что окончательное решение по делу находится в исключительной компетенции Верховного суда. Нарымбаев в соответствии с установленным регламентом движения документов, завизировал заключение и направил в ВС.

Позже, примерно в апреле Турганбеков, придя в парламент по своим делам, сам зашел к Нарымбаеву и спросил, о чем он хотел поговорить. Они еще раз обратили внимание на то, что решение должно быть принято строго в рамках закона. Турсунбеков также сказал, что мать Тюлеева, у которой незаконно конфисковали квартиру (или дом - ред.), просит политическое убежище в Европе и что это плохо отразится на международном имидже Кыргызстана, если человек получит политическое убежище из-за незаконной конфискации. Турганбеков сказал, что дело будет рассматривать судебная коллегия, а не он. И ушел.

6 мая в приемную Нарымбаева позвонила Н.Тюлеева и попросилась на прием к чиновнику, сказав что у нее есть послание от отца к президенту. Поскольку Нарымбаев всегда принимал родственников и земляков экс-депутатов для предупреждения возможных социальных возмущений(митингов, перекрытия дорог), он решил принять и Назгуль Наримановну. Она была записана на 7 мая в 16.00. 7 мая Тюлеева пришла в Белый Дом в 15.30 и в 16.00 зашла на прием к Нарымбаеву. Таких посетителей Нарымбаев всегда принимал в присутствии свидетелей, поэтому он принял ее в присутствии своего помощника А.Надралиева. Тюлеева стала говорить о незаконности конфискации имущества, на что Нарымбаев сказал ей, что это находится в исключительной компетенции судебных органов (это подтверждает в своих показаниях и сама Тюлеева и помощник Надралиев-ред.) Затем она сказала, что ее отец просил передать президенту, что он раскаивается, осознал свои ошибки и просит прощения (это подтвердил в своих показаниях помощник Надралиев-ред.) Нарымбаев обещал передать эти слова президенту и встреча закончилась. Она заняла 15 минут.

Нарымбаев передал информацию о встрече с Тюлеевой главе государства. Президент еще раз обратил внимание на то, что должно быть принято строго законное решение и сказал, что если Н.Тюлеев раскаивается, то он готов рассмотреть заявление о помиловании в установленном порядке. С президентом было обсуждено также, что в преддверии выборов будет целесообразным, чтобы лидер СДПК Турсунбеков по присутствовал на встрече с Тюлеевой при оглашении информации о возможности помилования.

21 мая Назгуль Наримановна пришла на прием к Нарымбаеву во второй раз. Он принял ее по поручению президента, чтобы объявить ей о возможности помилования. Она опять стала говорить о незаконности конфискации имущества, на что ей вновь было сказано, что решение по этому вопросу находится в исключительной компетенции Верховного суда. Затем Нарымбаев заявил, что передал слова ее отца о раскаянии президенту и тот готов рассмотреть заявление о помиловании в установленном порядке. Тюлеева вновь стала говорить об имуществе, не проявив заинтересованности к возможности помилования. Нарымбаев еще раз объяснил, что в компетенции президента лишь вопрос помилования, а по имуществу нужно идти в суд. И она ушла.

Коркмазов как лидер депутатской группы наряду с другими депутатами и лидерами фракций  часто заходил к Нарымбаеву по различным вопросам взаимодействия парламента и аппарата президента. Взаимодействие с парламентом входило в компетенцию и функциональные задачи Нарымбаева. Они не были друзьями, но Данияр Ильич считал, что для эффективного взаимодействия с парламентом, он должен поддерживать контакты со всеми политическими группами в ЖК. Так, с февраля по июнь 2015 года на встречах обсуждался законопроект Коркмазова о депутатских группах, поскольку аппарат президента критически относился к данной инициативе. Затем Хаджимурат Зулкарнаевич возражал по законопроекту о депутатских группах депутата Кочкаровой, который в итоге поддержал аппарат президента. Коркмазов заходил к Нарымбаеву с возражениями по Конституционной реформе в части поправки, предложенной лидерами фракций о лишении мандата депутата, вышедшего из фракции. Просил Нарымбаева посоветоваться с президентом, с какой партией ему идти на выборы.   Коркмазов как однопартиец Тюлеева не раз интересовался ситуацией по его вопросу. Нарымбаев, не считая информацию закрытой, рассказал ему обо всех моментах обсуждения вопроса, включая беседу с Куловым и президентом. Коркмазов также приходил к Нарымбаеву и просил объяснить, что Нарымбаев сказал Тюлеевой, т.к. она якобы обращалась к депутату за разъяснениями, потому что ничего  не поняла из разговора с чиновником. Нарымбаев рассказал ему о встрече.  Позже, в конце мая-начале июля Коркмазов вновь обратился к Нарымбаеву и попросил принять Тюлееву в третий раз и рассказать в очередной раз, что ей делать. Нарымбаев отказал в приеме, пояснив, что он уже все исчерпывающе ей объяснял.

Поскольку Коркмазов понял, что вопрос законности рассмотрения дела Тюлеева поднимался на уровне президента и было обращено внимание Верховного суда на принятие решения строго в рамках закона и поскольку Коркмазов не раз говорил, что Н.Тюлеева не поняла сути того, что ей говорил Нарымбаев, Коркмазов решил перепродать Н.Тюлеевой то, что ей официально в присутствии свидетелей было объяснено. Коркмазов и Айдаров, давно интересовавшиеся делом Тюлеева, и имевшие тесные контакты с Турганбековым, использовали Нарымбаева как ширму.

Нестыковки обвинения:

Звонок Нарымбаева зампредседателю ВС К.Турганбекову обвинение  считает доказательством того, что Нарымбаев взял деньги. Обвинение со слов Тюлеевой утверждает, что Нарымбаев позвонил Турганбекову сразу, как только получил деньги. А через 15 минут после этого Н.Тюлеева позвонила К.Турганбекову, чтобы убедиться, что Нарымбаев ему позвонил. То есть, согласно обвинению, Нарымбаев позвонил Турганбекову 7 мая в 17.00, а Тюлеева позвонила К.Турганбекову 7 мая в  17.15. Однако, в распечатках со всех телефонов Нарымбаева нет звонка Турганбекову.  Также К.Турганбеков на суде заявил, что  Н.Тюлеева позвонила ему 8 мая утром и сразу зашла к нему на прием. И действительно - подтверждения по распечаткам звонков, что Тюлеева звонила Турганбекову из кабинета Э.Иманалиевой 7 мая в 17.00 нет. То есть утверждение, что дача взятки была произведена для осуществления звонка несостоятельно.

Коркмазов шесть раз давал показания во время следствия и все  шесть раз менял свои показания. На суде он в седьмой раз поменял свои показания. Показания менялись как в главном, так и в мелочах, что делало их противоречивыми и взаимоисключающими. 

Сначала он говорил, что Тюлеева обратилась к нему в конце июня, затем сказал, что в начале мая. Сначала он говорил, что его пригласил Н.Айдаров, ничего не объяснил и что там уже сидели Н.Тюлеева и парень азиатской национальности. Айдаров попросил его помочь Тюлеевой решить вопрос с конфискацией имущества. Затем Коркмазов сказал, что он сам попросил Айдарова познакомить его с Тюлеевой. Потом Коркмазов сказал, что Нарымбаев поручил ему познакомиться с Тюлеевой и взять у нее деньги. А понятые (свидетели-ред.) при задержании Коркмазова с поличным, дали показания, что сразу после задержания с поличным на вопрос, кому предназначались деньги, Коркмазов сказал, что для судей.

Сначала Коркмазов говорил, что деньги были даны Нарымбаеву для решения вопроса по конфискации имущества Тюлеевых. Потом он стал утверждать, что это были деньги только за звонок Турганбекову, чтобы он принял Тюлееву. Можно ли поверить, что Тюлеевы отдали бы деньги только за звонок? Турганбеков утверждает, что Нарымбаев лишь просил принять Тюлееву, но не решить вопрос. И Турганбеков Тюлеевой сказал, что дело будет рассматривать судебная коллегия, а не он.  Так за что были отданы деньги?

Коркмазов в своих показаниях сначала утверждал, что Нарымбаев пригласил его в кабинет и поручил познакомиться с Тюлеевой и взять деньги. Затем он сказал, что Нарымбаев дал ему это поручение по правительственной связи. Затем, ознакомившись с распечатками звонков, Коркмазов стал утверждать, что Нарымбаев говорил это по служебному телефону через приемную. При этом он утверждает, что Нарымбаев звонил ему несколько раз и говорил: вот она идет, вот она пришла, вот она ушла, неси деньги. Можно ли поверить, что руководитель аппарата будет обсуждать все это по телефону через соединение с приемной? При этом, свидетели - секретарша Нарымбаева К.Абдыкадырова и помощник А.Надралиев в своих показаниях утверждают, что соединяли с Коркмазовым лишь один раз в 12.30, а все остальные звонки они осуществляли сами - что они всегда так делают, когда назначают, отменяют или переносят время приема.

Согласно обвинению Коркмазов приходил с деньгами к Нарымбаеву в 17.00. При этом согласно видеозаписи с камер наблюдения Н.Тюлеева ушла из здания Белого Дома в 17.18. То есть уже после того, как Коркмазов сказал, что отдал деньги Нарымбаеву.  Согласно показаниям секретарши Абдыкадыровой она ведет журнал регистрации посетителей и по ее журналу Коркмазов приходил в 15.00. Поскольку записи она ведет сама, она уверена, что Х.Коркмазов приходил в 15.00 часов. Помощник Надралиев утверждает, что Коркмазов приходил после 18.00. То есть ни одно показание свидетелей не совпадает с обвинением.

Ни на одном допросе во время следствия Коркмазов не говорил, что унес деньги под пиджаком подмышкой, он просто говорил, что взял пакет с деньгами и ушел. После того, как в суде секретарша Нарымбаева К.Абдыкадырова в показаниях на суде сказала, что когда приходят депутаты, она приветствует их вставанием и что, в руках у Х.Коркмазова, когда он приходил 07 мая 2015 года ничего не было, Коркмазов вновь изменил показания и сказал, что спрятал деньги под пиджаком подмышкой.
Доказать вину или невиновность Нарымбаева было очень легко, собрав все технические данные: видеозаписи с камер наблюдения, распечатки чиповой регистрации на проходной, распечатки телефонных переговоров.

Однако:

1. По видеокамерам, расположенным на 7 этаже, можно было совершенно четко выяснить заходил ли к Д.Нарымбаеву Х.Коркмазов 7 мая, когда заходил и с чем. Следствием не были истребованы видеозаписи видеокамер на 7 этаже. Почему они не были истребованы следствием?! Оно началось 15 июля, преступление, согласно обвинению, было совершено 7 мая. Видеозаписи согласно официальному ответу ГКНБ хранится 3 месяца. То есть у следствия был почти месяц, чтобы получить самые гарантированные доказательства вины или невиновности Нарымбаева. Более того, после того, как суд удовлетворил ходатайство адвокатов Д.Нарымбаева, 9 Управление ГКНБ дало официальный ответ Первомайскому районному суду г.Бишкек, что видеокамер на 7 этаже нет! Однако, на 7 этаже в коридоре над приемной руководителя Аппарата Президента есть две видеокамеры, направленные в противоположные стороны. То есть они четко фиксируют, кто и когда заходит в этот кабинет.

2. Следствие получили видеозаписи с камер    видеонаблюдения о прохождении 7 мая в здание Дома Президента и ЖК Н.Тюлеевой. В отношении прохождения свидетельницы О.Плотниковой, которая якобы выходила за деньгами 7 мая около 16.30, в деле указано, что из-за обновления данных видеозапись не сохранилась. Видеозаписи хранятся три месяца. Как за один день из общей базы данных сохранилась видеозапись прохождения Н.Тюлеевой, но не сохранилась  видеозапись прохождения О.Плотниковой?

3. Следствие не запросило электронные чиповые данные о всех заинтересованных входах и выходах через западную проходную ЖК КР в отношении прохождения  О.Плотниковой за 7 мая 2015 г.  9 Управление ГКНБ, в чей адрес были направлены удовлетворенные судом ходатайства адвокатов Д.Нарымбаева, ответил, что учет и контроль посещения Белого Дома сотрудниками ЖК не ведется. Достоверно известно, что учет и контроль посещения Белого Дома сотрудниками ЖК ведется. Данные хранятся в  Секретариате Аппарата ЖК. Более того, система электронного чипового учета была введена ровно для учета рабочего времени, согласно которому начисляется заработная плата.

Но какой смысл О.Плотниковой давать ложные показания? Плотникова, являющаяся свидетелем по делу и утверждающая, что пронесла 50 тысяч долларов под платьем в Белый Дом и передала их Тюлеевой, долгое время состояла не только в рабочих, но и в неформальных отношениях с Нариманом Тюлеевым. Нариман Тюлеев подарил ей квартиру по адресу Бишкек, ул.Московская 163 В, кв 11, в которой ранее проживал его брат Нарынбек Тюлеев. А также автомобиль и бутик в торговом центре "Караван". Жены Наримана и Нарынбека Тюлеевых пытались отсудить у нее квартиру, но после забрали исковое заявление по настоянию мужей. Бутик О.Плотникова продала два года назад, оформила и фиктивную продажу квартиры, ранее принадлежавшей Нарынбеку Тюлееву, но она до сих пор в ней проживает.  Таким образом, О.Плотникова является заинтересованным лицом.

4. Следствие, выдвигая версию о преступных действиях  с февраля 2015 года, приобщило к материалам дела распечатки телефонных переговоров Х.Коркмазова и Нарымбаева только с 6 мая. При этом в деле нет распечаток с телефонов Н.Тюлеевой и других фигурантов дела вообще. Хотя в материалах дела фигурирует запрос следствия на 6 номеров телефонов, но распечатки с них не приобщены к делу. Чьи это телефоны и почему не приобщены? Обвинение указывает на преступные действия Д.Нарымбаева, что он 7 мая поручил Х.Коркмазову познакомиться с Н.Тюлеевой и в этот же день получить деньги, что он якобы и сделал. Защите Нарымбаева  стало известно о контактах Х.Коркмазова с Н.Тюлеевой задолго до 7 мая. Суд дважды немотивированно отказал в ходатайстве защиты Д.Нарымбаева об истребовании у сотовых операторов информации о телефонных переговорах Х.Коркмазова и Н.Тюлеевой за период с 1 января  до 7 мая 2015г. На третий раз  ходатайство адвокатов Нарымбаева об истребовании у ЗАО "Альфа Телеком" ("Мегаком") данных о телефонных переговорах Х.Коркмазова и Н.Тюлеевой за период с 1 апреля  до 7 мая 2015г. было удовлетворено.

Продолжение следует…

Владислав Шувалов
Фото www

Другие материалы в этой категории: « Мрак... Горбачев жив »
Добавить комментарий


Наверх