Menu
RSS

Мы в социальных сетях:

TwitterFacebook

 

Евразийство протянется от Индийского океана до Средиземного моря

  • Прочитано 4053 раз
Помешать ему смогут только страны, активно сотрудничающие с Западом против Востока

В Кыргызстане прошло очередное обсуждение ряда технических вопросов соответствия кыргызстанской продукции нормам технического регламента Таможенного союза. Так, согласно обнародованной информации, «эксперты ЕЭК проинформировали о системе оценки соответствия продукции в ЕЭК, применении технических регламентов ТС в сфере безопасности пищевой продукции и продукции легкой промышленности».

Вместе с тем, до присоединения Кыргызстана к Таможенному Союзу остается менее двух месяцев. В настоящее время о присоединении к этому евразийскому объединению говорят не только в КР. На саммите АТЭС в Пекине, прошедшем на минувшей неделе, президент России Владимир Путин отметил, что к Таможенному союзу намерены присоединиться Армения и Кыргызстан. Неоднократно среди кандидатов на членство в объединении, или в качестве партнеров в торговле и производственном сотрудничестве, упоминаются страны Ближнего Востока, Юго-Восточной Азии – Индия, Иран, Турция, Южная Корея, Египет. По оценкам экспертов, общий рынок евразийской интеграции может превысить два млрд человек. Между тем, несмотря на то, что евразийская интеграция набирает обороты, процесс вхождения в этот союз не может протекать быстрее объективных причин.

– Пока официальные переговоры ведутся только с Вьетнамом, – комментирует ситуацию для «Вести.kg» завсектором экономразвития постсоветских стран Центра постсоветских исследований Института экономики РАН, член комитета по вопросам экономической интеграции стран ШОС и СНГ ТПП РФ Елена Кузьмина. – По заявлению замминистра экономики Вьетнама Чан Куок Кханя, уже согласованы вопросы обмена инвестициями и услугами, а сам документ, по мнению его российского коллеги Алексея Лихачева, может быть подписан к концу 2014 года. Не стоит забывать, что эти переговоры идут с согласия АСЕАН (Ассоциация государств Юго-Восточной Азии – прим.ред.), так как по ее Уставу страна-участница не может создать зону свободной торговли с другим государством без одобрения государств-участников блока и руководства Ассоциации.

В России считают, что эта ЗСТ и увеличит взаимные инвестиции и торговые связи, и станет «мостом» для более активного развития экономических евразийских связей с другими членами АСЕАН. Кроме того, Вьетнам хочет модернизировать свою портовую, железнодорожную сеть, построить стальную магистраль до Лаоса. Немаловажную подоплеку в этих переговорах играют и геополитические резоны: Вьетнам зажат между Китаем и США с их союзниками в лице Японии, Южной Кореи, Тайваня, и, не желая примыкать ни к тем, ни к другим, пытается укрепить свое сотрудничество с третьими силами. В свою очередь, Россия и другие страны ЕАЭС, заинтересованы в расширении торговых потоков в Азии. Между тем, частые упоминания в СМИ Турции связаны с заявлением ее премьер-министра Реджеп Тайип Эрдогана в ноябре 2013 года в Санкт-Петербурге. Тогда он подтвердил желание подписать договор о ЗСТ ТС. Здесь больший интерес, помимо торгового, - логистический, нацеленный на транспортировку российских и казахстанских углеводородов через Евросоюз.

– Основной поток нефти и газа идет в Китай, – продолжает эксперт. – И он будет только нарастать, учитывая заключенные в 2013-2014 годах договора. Поэтому увеличивать свои газовые потоки в Европу через Турцию из стран ТС может лишь Россия. Через Турцию в 2015 году проложат морской участок «Южного потока» в экономической зоне Турции, и запустят новый крупный проект – строительство первой турецкой АЭС в провинции Мерсин. Инвестиции России составят 22 млрд долл. С точки зрения геополитики этот шаг турецкого премьера тоже вполне обоснован. Это может служить ответом Евросоюзу на отказ считать Турцию равным партнером. И если будет предложена внятная программа сотрудничества с использованием потенциала ЕАЭС, то Турция может начать процесс создания ЗСТ, а может и более широкого формата сотрудничества.

Вместе с тем, тактической сложностью для глубокой интеграции ЕАЭС с Турцией – своеобразными болевыми точками могут стать армяно-турецкие отношения и противостояние западных стран и России в украинском вопросе. Аналогичный вопрос России предстоит решать и на самом южном направлении евразийства – Индии. Как сообщали «Вести.kg», по оценкам международных экспертов, эта страна в ближайшие 20-30 лет имеет шанс войти в пятерку самых развитых экономик мира. Пока же она остается на уровне третьей десятки.

– В июне 2013 года на XVII Петербургском экономическом форуме делегация Индии так же инициировала процесс переговоров о вступлении этой страны в ТС, – комментирует ученый. – Однако, пока никаких документов не подписано, хотя индусы очень заинтересованы в расширении экономического сотрудничества с Россией и, в первую очередь, с Казахстаном – в области ТЭК и ВПК.

Ситуация Индии и Вьетнама, по мнению председателя Евразийской экономической комиссии (ЕЭК) Виктора Христенко, выглядит схожей с кыргызстанской. Здесь также для углубления интеграции с ТС и ЕАЭС следует привести в соответствие с регламентом ТС внутреннее законодательство. Это процесс не одного дня, но, имея высокую перспективу, как считают ученые, его будут прорабатывать, минуя разработку некоего специального механизма сотрудничества.

– Возможно, что процессы его формирования будут ускорены, в связи с изменением ситуации в мировой экономике и политике – развитие процессов в БРИКС, появление частичной торговли в национальных валютах на региональных энергетических рынках и других, – подчеркивает эксперт.

Между тем, как сообщали «Вести.kg», активное развитие экономических и политических процессов при участии России, по мнению экспертов МВФ спровоцирует в КР и ЦА резкое падение экономик в ближайшие пять лет. Между тем, жесткая привязка к российской экономике характерна, в первую очередь, только для Кыргызстана и Таджикистана. У остальных она выражена в меньшей мере. Одни привязаны к России производством и торговлей, а другие – трудовой миграцией.

– Не стоит забывать, что практически все страны имеют значительные китайские инвестиции и торговлю с Китаем. В некоторых странах эта связь более сильна, чем с РФ. И практически каждая страна имеет разностороннее экономическое сотрудничество и с Европой, и с Востоком. Поэтому в этих заявлениях есть элемент лукавства. При обсуждении последнего доклада МВФ по ЦА и Ближнему Востоку в Москве в ЕЭК, спикер, представлявший доклад, не смог внятно объяснить, почему в документе анализируется только связанность с российской экономикой и не представлен анализ взаимосвязанности региона с Китаем, – резюмирует Елена Кузьмина.

По мнению ученого, экономическая ситуация в ЦА зависит от многих внешних факторов, а не только от российского, и уж тем более – от внутренних причин. Малые экономики, как у Кыргызстана и Таджикистана, не могут преодолеть их в одиночку. Кризисные явления в мировой экономике и деиндустриализацию национальных экономик можно преодолеть как раз через Евразийский экономический интеграционный проект. Логично, что страны, уже имеющие устойчивую базу, и зависимость соседей от себя, могут выступать против интеграции.

– Менее всего могут быть заинтересованы Туркменистан и Узбекистан. Но причины здесь разные. Если Узбекистан предпочитает двусторонние связи с Россией и Казахстаном, которые входят в пятерку крупнейших торговых партнеров республики, то Туркменистан до сих пор не преодолел до конца изоляционистские тенденции, существовавшие при прежнем руководстве страны. Кроме того, Туркменистан предпочитает сотрудничать только с Россией. И это также влияет на выбор Ашхабада. Альтернативный вариант возможен, если экономическая составляющая ШОС станет такой же активно действующей, как и в вопросах безопасности. Но не стоит забывать, что Туркменистан не является членом ШОС, – заключила Елена Кузьмина.

Павел Громский
Фото www
Добавить комментарий


Наверх