Menu
RSS

Мы в социальных сетях:

TwitterFacebookYoutubeInstagram

Депутат Госдумы РФ Семен Багдасаров 5 лет назад предсказал обострение отношений России с Турцией

  • Прочитано 4911 раз
Хронометраж исторических событий показывает, что привычная географическая карта может измениться буквально в ближайшем будущем

11 ноября 2010 года выступая на заседании Госдумы, оценивая риски вложения колоссальных средств в строительство АЭС на территории Турции, депутат Государственной думы РФ Семен Багдасаров выразил сомнение, что данные инвестиции когда либо окупятся.

Более того, он в точности до мельчайших подробностей  предсказал обострение ситуации ТР с РФ.

«Что такое Турция на сегодняшний день? Извините за откровенность, на сегодняшний день в Турции проходят очень серьезные изменения. Партия господина Эрдогана, партия «Справедливости и развития» — это ничто иное как «Братья мусульмане» по своей идеологии. Организация, кстати, запрещенная в Российской Федерации. И сам господин Эрдоган сидел в тюрьме за распространение радикального исламизма и разжигание межнациональной розни»,- заявил тогда он.

По мнению политического деятеля, высказанного более 5 лет назад, Эрдоган затравил всех армейский офицеров и генералов, и на тот момент не было никаких преград для дальнейшей исламизации страны.

«За что он не любит своих военных, потому что они же ему дали срок. Хотя он по происхождению не турок, его предки выходцы из Кавказа. Армия являлась гарантом стабильности. Он же, проведя референдум, все изменил, и начал мстить. Может поэтому Турция является одной из тех стран, где отсиживаются северокавказские боевики, где они лечатся, и об этом знают все наши ведомства, и МИД может подтвердить, где они проходят дополнительную подготовку и так далее, а мы строим им атомную станцию…»

Продолжим анализировать выступление депутата.

«Как-то мы не учитываем историю. Говорим, у нас с Турцией просто прекрасные отношения. Нечто подобное я уже слышал. Порылся в архивах и понял, самые лучшие моменты нашей «дружбы» связаны с временами Ата-Тюрка.

В голодное время, когда в России не хватало продовольствия, Фрунзе и его команда помогали туркам бороться с греками за независимость. Несмотря на плачевную экономическую, социальную ситуацию, в Турцию шли караваны с золотом, оружием и продовольствием, чтобы спасти режим Ата-Тюрка . Мы помогли туркам победить греков, исторически дружественное нам государство, когда те были всего в нескольких десятков километров от Анкары и уже были готовы войти в город.

И все для чего? Для того, чтобы привезти к власти обманщика. Почему так? Объясню. Был заключен договор о проливах и проходах морских судов. Турки нас сразу же резко ограничили. Во время Великой отечественной войны их миллионная армия была сосредоточена на границе с СССР. И мы были вынуждены держать огромные наши силы, сдерживая их, зная о договоренности между Турцией и Германией о наступлении на Закавказье, с целью вернуть земли у «русского захватчика».

Мы все знаем о Балканской войне, но не помним о кавказской, когда русская армия с кровью брала исконно свои земли, захваченные турками. Большевики, войдя в союз с Ата-Тюрком, подписали позорное соглашение, унижающее достоинство всего народа. Отдали туркам земли никогда им не принадлежащие. Мы, скажем так, пошли им на встречу, и что получили? Отличный дружественный знак внимания в виде союза Турции с фашистской Германием.

Да, сейчас все гладко, море наших туристов оставляют кровные на курортах Антальи, атомную станцию собираемся им строить. Все замечательно, прекрасные отношения. Но, самое интересное, что недавно состоялся совет Национальной Безопасности Турции, на котором рассматривался вопрос исключения России из списка потенциальных врагов.

И что? В прессе раструбили, что новый виток дружбы между странами набирает обороты, и, мало кто обратил внимание, что в итоговом документе Россия осталась на ближайшие пять лет одним из опаснейших стратегических врагов для Турецкой Республики.

И мы этому вероятному противнику строим атомную станцию, денег некуда девать? Наконец, Турция открыто признает, что собирается вытеснить Россию с Южного Кавказа и, желательно, Средней Азии.  Посмотрите, кто сейчас чувствует себя вольготно как дома в Грузии, Азербайджане. Остается одна Армения. И вокруг нее ведутся определенные игры. Проект, созданный в Соединенных Штатах, предполагал вытеснение России из последнего оплота. Но, слава Богу, вмешался случай, и ООН принимает резолюцию по геноциду армян. Одновременно Шведский парламент принял решение не только по этому пункту, но и массовом убийстве пантийских греков, сотни тысяч ассирийцев, изидов и русских. После этого у турок затряслись руки и все планы рухнули.

И мы собираемся вкладывать деньги, создать им атомную ядерную программу на 60 лет. Они считают нас основным геополитическим противником, врагом, о какой далеко идущей политике может идти речь?»

Через 5 лет после данного обращения Семен Багдасаров выступил в эфире одной из лидирующих радиостанций России в связи с инцидентом со сбитым военным самолетом на турецко-сирийской границе.

«Говорят, что турки пытаются перекрыть Босфор. Это произойдет только в случае объявления войны. Потому что есть известное соглашение Монтрё 1936 года, где всё обговорено. Они обязаны пропускать и торговые, и военные суда. Но я надеюсь, что до этого не дойдёт. Хотя к этому надо тоже готовиться. Во-первых, это инцидент, когда был сбит наш самолёт, — как следствие развития той ситуации вокруг Сирии, которое надо было давно прогнозировать. Ведь выиграет тот, кто будет прогнозировать ситуацию и делать правильные выводы.

Идёт война. Турция является главной страной-виновником разжигания сирийской войны. Даже не США, Катар или Саудовская Аравия. Сирия занимает особое место в планах неоосманизма, таких имперских амбициях господина Эрдогана. Он абсолютно уверен и считает, что Башар Асад должен быть свергнут, власть сектантов (как они называют – ред.) должна быть убрана, а в Дамаск должны прийти его люди. И Сирия должна быть подконтрольна ему. Мало того, значительная часть территории вообще должна напрямую контролироваться Турцией, вплоть до Алеппо. Ну, Алеппо — это особое место. Исторически сложилось для турок, что это такой город, который должен им принадлежать. Давайте называть вещи своими именами. Ведь если бы мы столь активно не вмешались в сирийский конфликт, что могло произойти? К сожалению, как сказать, ни Иран, ни «Хезболла» не оказались дееспособными в том плане, чтобы разгромить террористические группировки. В результате чего стоял вопрос о взятии Дамаска. Потому что Ярмук — 8 километров до дворца Асада, президента. Что такое 8 километров? Ничего. Это один рывок. То есть речь шла о двух-трёх месяцах.

И вдруг мы вмешиваемся — и все планы господина Эрдогана перепутали. В этих условиях мы оказались по разные стороны баррикад уже просто конкретно, что называется. Интересы у нас разные. Ключевыми вопросами наряду с целым рядом других вопросов является вопрос Алеппо и Идлиба.

Понятно, что с территории Турции туда будет перебрасывать подкрепление не только «Исламское государство», «Джабхат ан-Нусра» и бог знает ещё кто. Там целый ряд организаций вообще стоят на позициях «Братьев-мусульман», которые активно поддерживает, и никогда не скрывал это, Эрдоган. В этих условиях мы будем вынуждены наносить удары по этим колоннам. И наконец — мы обязаны просто воюющей на земле сирийской армии и их союзникам помочь закрыть границу. А именно на этом участке границы господин Эрдоган убирает буферные зоны. Там остаются два прохода, через которые они могут перебрасывать все необходимые средства для ведения войны своим клиентам, назовём это так. Поэтому они объявляют 98 километров.

Как мы уже говорили, каким странным было заявление Керри. Я думаю, что в Штатах всё-таки хорошо учат математике. Он почему-то посчитал, что 98 километров — это 25 процентов 900-километровой границы. Понятно, что математика — это всё хорошо. Мы предположили, что это просто идет речь о возможном расширении зоны. Сейчас Эрдоган заявил, что зона будет расширена, и она уже будет не 98 километров, а аж до Средиземного моря, то есть несколько сотен километров. А раз так — уровень конфликта резко повышается.

Вот граница. Север, северо-восток — 400 километров контролируют курды, «Партия демократического союза», их отряды самообороны. Затем идёт эта буферная зона. Затем идёт Африн — это другой курдский анклав, который разделён этой зоной. И там есть участки, которые контролирует сирийская армия.

То есть он теперь будет расширять эту зону не просто там, где ещё пока не было контроля ни курдов, ни сирийской армии, а там, где он уже есть», - заявил Багдасаров.

Владислав Шувалов
Фото www

Добавить комментарий


Наверх