Menu
RSS
Реклама вести на главной

Мы в социальных сетях:

TwitterFacebookYoutubeInstagram

Всевидящее око «большого брата»

  • Прочитано 3129 раз

Современные технологии представляют огромную опасность для национальной безопасности государств. Впрочем, этим с радостью пользуются спецслужбы якобы для защиты граждан

 

Интернет пестрит сообщениями о развлекательном приложении Pokemon Go, которое может использоваться для сбора данных о пользователях по всему миру. «Вести.kg» не будут лишний раз поднимать эту тему, какой, скажите, смысл «за здрасьте» поднимать рейтинги зарубежным магнатам. Мы лучше поговорим о безопасности и том, как этим щепетильным вопросом пользуются спецслужбы.

 

А для начала, позвольте несколько вопросов. У кого из вас, уважаемый читатель, нет смартфона или планшета? А у ваших детей или родственников? Как много времени вы проводите в виртуальном мире, общаясь с близкими или же по работе, а может просто весело проводите время в онлайн приложениях и играх? Согласитесь, ответы на поставленные вопросы очевидны. Жизнь современного человека неразрывно связана с высокими технологиями, а уж следуя поговорке, делу время – потехе час, некоторые из нас порой, чуть не забываются в виртуальном мире, большую часть времени проводя именно там.

 

Но вернемся к теме. Образ «большого брата», постоянно следящего за нами надежно закреплен в умы людей со времен «холодной войны». Террористическая угроза, как хорошо спланированный сюжет глубоко засела в нашем с вами сознании. Именно прикрываясь защитой о безопасности людей, практически все мировые лидеры внедряют новейшие технологии, позволяющие сильным мира сего отслеживать каждое перемещение человека в отдельно взятый промежуток времени.

 

Но давайте разберемся в сути, в основе, а она есть закон. Антитеррористическое и антиэкстремистское законодательство в любой стране мира и в любых международных конвенциях сводятся исключительно к одному - ограничению прав личности.

 

В статье 8 Европейской конвенции о защите частной жизни сказано: «Не допускается вмешательство со стороны публичных властей в осуществление этого права, за исключением случаев, когда такое вмешательство предусмотрено законом и необходимо в демократическом обществе в интересах национальной безопасности и общественного порядка, экономического благосостояния страны, в целях предотвращения беспорядков или преступлений, для охраны здоровья или нравственности или защиты прав и свобод других лиц».

 

Но понятие того, что «необходимо в демократическом» обществе за истекшие четверть века изменились более, чем кардинально. Например, трудно было себе вообразить более «святую корову», чем «банковская тайна». А что сегодня эта самая «тайна»? Абсолютная фикция - и все с этим смирились.

 

После 11 сентября каждый новый террористический акт совершенно ощутимо сдвигает границы «дозволенного в демократическом обществе», поскольку, несмотря на красивые слова о свободе личности, никто не хочет рисковать жизнями своих близких. Буквально на днях Bloomberg сообщил, что израильские адвокаты обратились в Федеральный окружной суд Южного округа Нью-Йорка с иском к Facebook Inc. на 1 млрд. долларов.

 

Такую сумму они намерены взыскать за то, что компания позволила боевикам палестинской группировки ХАМАС использовать соцсеть при проведении терактов, жертвами которых стали четыре американца. Из иска следует, что американская компания «сознательно предоставляла материальную поддержку и ресурсы ХАМАС в виде онлайн-платформы и услуг связи соцсети».

 

Что это, как не новая попытка ограничить распространение информации в интернете? Ведь функция любой соцсети или мессенджера состоит в «предоставлении онлайн-платформы и услуг связи». Но вряд ли это соображение предотвратит появление нового прецедента.

 

Вторая «болевая точка» поправок - ответственность за недоносительство. С одной стороны, «стукачей» в нашем постсоветском обществе не любят, а с другой - сразу вспоминается Довлатов с его бессмертным и постоянно цитируемым: «Мы без конца ругаем товарища Сталина, и, разумеется, за дело. И все же я хочу спросить - кто написал четыре миллиона доносов?».

 

Но прежде чем возмущаться «пропагандой стукачества», надо читать внимательно закон: уголовно наказуемо недонесение только за узкий перечень тяжких преступлений террористической и сходной направленности.

 

И давайте смотреть правде в лицо. Современная правовая система давно не существует без доносов.

 

Во-первых, банки и финансовые организации обязаны сообщать о подозрительных операциях своих клиентов.

 

Во-вторых, законодательство западных стран содержит положения, обеспечивающие защиту whistle-blowers (стукачей – ред.), а за сообщение, например, об утаенных налогах и корпоративных мошенничествах в ряде стран предусмотрено вознаграждение в процентах от суммы «возвращенного в бюджет».

 

В-третьих, законодательство поощряет создание различных «схем соседского надзора», когда соседи информируют полицию обо всем подозрительном в окрестностях. И все потому, что надеяться на правоохранительные органы - неподъемно для любого бюджета. Ни для какого. Вот и приходится перекладывать большую часть работы на «добровольных помощников».

 

И, наконец, давайте вспомним недавно потрясший мировые СМИ скандал о «панамский файлах». Что это, как не тот же самый «донос», только в более масштабной форме. Причем на 90% «слив» был о случаях абсолютно законного создания и использования офшорных структур. Но очень многим это понравилось.

 

А деятельность Ассанжа, Сноудена, Навального? Да, ее можно называть какими-то красивыми словами, но уж по общественной «полезности» она ничуть не выше, чем сообщения о возможном террористическом акте.

 

Да, конечно, неудобно как-то признавать, что ты принужден жить в «мире доносов». Но это все до очередного крупного терракта.

 

Третьей, и наиболее неоднозначной «болевой точкой» скандальных поправок являются положения о хранении данных пользователей. К примеру в России теперь операторы связи обязаны хранить все записи звонков и любые сообщения, которыми обмениваются пользователи, в течение полугода. В течение трех лет они должны хранить метаданные. По просьбам спецслужб разные соцсети и мессенджеры обязаны оказывать содействие в раскрытии «ключей шифрования».

 

Аргументы противников тут четко разделились. Пользователи возмущались, что «рука спецслужб лезет в самое святое», а провайдеры - что хранение данных обойдется в «триллионы».

 

Если начать с прав «большого брата», то они давно и прочно вошли в европейскую практику. Требования о хранении данных пользователей и обеспечении доступа к ним были гармонизированы в Европе на основании Data Retention Directive (Directive 2006/24/EC).

 

Однако в 2014 году European Court of Justice в деле Digital Rights Ireland признал, что Директива не соответствует европейскому законодательству, поскольку не определяет критериев доступа к сохраненным метаданным. В ряде европейских государств законодательство о хранении данных пользователей было весьма условно «отменено», но в большинстве сохранено или, как в Британии, срочно модифицировано в соответствии с требованиями Европейского суда.

 

Казалось бы, что сторонники «электронной свободы» должны праздновать пусть формальную, но победу. Однако даже поверхностное прочтение решения Европейского суда ясно показывает, что он отнюдь не отрицает законности введения обязанности операторов хранить данные пользователей, а только требует определить условия доступа к ним заинтересованных лиц.

 

И уж точно никакой речи не идет о том, что провайдеры по каким-либо причинам «не имеют технической и экономической возможности» это хранение осуществлять. Общественные интересы требуют жертв.

 

Можно, разумеется, взглянуть на проблему хранения информации пользователей еще с точки зрения нашего менталитета. Чего боится среднестатистический гражданин, не состоящий в отношениях с запрещенными организациями (последние, как правило, ничего не боятся вовсе – ред.)?

 

Он не боится, что его переписку с любовницей будут читать чекисты контрразведчики. У них читать подобную переписку просто физически не хватит времени или они примитивно сойдут с ума.

 

Среднестатистический человек боится, что его данными будут пользоваться какие-нибудь «оборотни в погонах» или те нехорошие дяди, которым эти «оборотни» данные продадут. Но, как правило, «оборотни» охотятся на «крупную рыбу» и для них и сейчас не составляет ровно никакого труда получить данные путем прямого взлома.

 

Конечно, хотелось бы, чтобы у нас была всегда возможность писать конфиденциальные сообщения, будь то просто любовные послания или сообщения в Госдеп, но эпоха абсолютной конфиденциальности безвозвратно «ушла» после терактов последних десятилетий, как в свое время исчезли паровозы на железных дорогах.

 

И верить в то, что какой-то новый сверхмессенджер ее продлит, так же глупо, как верить в Зубную Фею.

 

Владислав Шувалов

Фото www

Добавить комментарий


Наверх