×

Предупреждение

JUser: :_load: Не удалось загрузить пользователя с ID: 64
Menu
RSS

Мы в социальных сетях:

TwitterFacebookYoutubeInstagram

Отказ от Госплана в угоду американским экономическим теориям утопил в Кыргызстане свободный рынок

  • Прочитано 5391 раз

Первый вице-премьер технического правительства Амангельды Муралиев заявил на днях: «Мы должны создать благоприятный режим для цивилизованного общения частного сектора с государством». Правда, как именно власти намерены создавать пресловутый благоприятный режим (в который раз за 19 лет!), г-н Муралиев не озвучил. Поэтому выдвинул свою версию этого «режима»: все будет, как при бабушке[1]. В смысле, как завещали нам сторонники «свободного рынка» еще на заре независимости. Потому что по-иному у нас все эти годы и не делалось.

Вообще-то по-иному у нас уже было – в советские времена, когда в стране действовала плановая экономика. Всем народным хозяйством руководила организация, именуемая в просторечии Госпланом. Но потом, кому-то взбрело в голову, что плановая экономика – крайне неэффективна. Дескать, надо, как в Америке – свободный рынок, который, мол, все расставит по своим местам. От этого наши «Отечества отцы» и «танцевали», начитавшись на ночь апологетов «свободного рынка», типа Джеффри Сакса.

Но теперь даже «либералы на всю голову» начали понемногу понимать: что-то в нашем кыргызстанском рынке не так. Прежде они утверждали, что: а) путь от социализма к капитализму – тернист и долог; б) в силу своего советского менталитета кыргызстанцам очень трудно перестроиться на ведение свободнорыночного хозяйства; в) во всем виноваты чиновники, которые никак не хотят избавляться от дурной советской привычки все контролировать. Теперь же они все чаще утверждают: под видом теории свободной конкуренции и прочих рыночных благ США продали Кыргызстану машину без двигателя. А как ездит машина без двигателя, знают все – никак. То, что считается у нас рыночной экономикой по-американски, таковым, на самом деле, не является. Правда, либералы говорят об этом пока только в частных беседах. Зато их антиподы говорят об этом публично не первый год. Но слушать их у нас считается не комильфо…

Вспомним печальной памяти «холодную войну». В ней, как выясняется после даже не самого глубокого анализа, сражались между собой вовсе не «план» и «рынок». По сути, одна страна с системой государственного планирования «топила» другую, у которой были те же «тараканы». Только одна – США – использовала идею свободного рынка, как оружие против другой – СССР…

Или вот еще одна сентенция: в США, государство не вмешивается в дела частных фирм. На самом деле, в Штатах есть только одна частная фирма, в деятельность которой американское государство точно не вмешивается: Федеральная резервная система. А вот насчет всех остальных…

Собственно, и в США, и в СССР все началось с мирового кризиса 1929 года. Именно мирового: СССР был втянут в него так же плотно, как и все остальные страны. После того, как этот кризис ушел в небытие, прихватив с собой капитализм, в Штатах решили примерно так: «биржевые спекулянты повели себя не по-пацански, давайте их нагнем». А если серьезно, с того момента в Штатах регулировать фондовые и прочие рынки начали весьма жестко. Причем дорегулировали их до того, что они сами начали планировать цены на биржевые товары, деньги и акции с облигациями.

Что говорят на этот счет источники, вполне заслуживающие доверия – американские? В 1960-е годы планирование в США было местами даже жестче, чем в СССР. Что и привело в итоге к тому, что там существует самая эффективная на сегодня система госрегулирования науки и технических разработок. В то же время в Штатах существовал закон, по которому владельцы компаний не имели права тратить сверхприбыль по своему усмотрению. Они обязаны были либо пускать ее на развитие производства, либо… отдавать государству. А те, кто утаивал сверхприбыль, садились в тюрьму по самым "поганым" статьям американского уголовного кодекса.

Есть еще два обстоятельства, которые говорят далеко не в пользу «свободного рынка по-американски»: в США нет ни коммерческой тайны, ни свободных цен. Зато есть вполне серьезная организация – Федеральная торговая комиссия. Закон разрешает ей – даже обязывает ее – собирать информацию об организации управления корпорациями, а также об их деловых и прочих подобных операциях. Для этого ФТК может в любой момент потребовать от корпораций, занятых в торговле между штатами, годовые отчеты и другие документы, касающиеся ведения бизнеса. И все корпорации безропотно им представляют все, необходимое для расследований. А ценообразование курирует не только пресловутая ФТК, но и антитрестовские управления Министерства юстиции США.

Строго говоря, американский Госплан мало чем отличается от «почившего в бозе» советского. Ну а раз в Штатах есть госпланирование, то есть и прямые дотации предприятиям из госбюджета. Которые иногда превышают 100 миллиардов «вечнозеленых» в год. Самые известные корпорации-получатели этой помощи – «Моторола», а также «Ксерокс», «Боинг», «Шеврон», «Дженерал Электрик» и «Форд». Есть еще сельхозпроизводители. Им государство выделяет ежегодно более 20 миллиардов долларов. Причем 66 процентов этих денег получают 10 процентов крупнейших сельхозпредприятий. То, что эти колхозы называют не «Заветы Буша» или «90 лет ФРС», а «фермерские хозяйства», значения не имеет. Суть одинакова.

Второе место по госдотациям занимает сфера высоких технологий. Если верить «Институту Катона», здесь также выигрывают крупные компании. Экспортеры (в первую очередь - американские) занимают почетное третье место. Кроме того (следите за руками) в Штатах так же жестко госпланирование контролирует средний и малый бизнес. Администрация по делам малого бизнеса, например, появилась в США еще в 1953 году. АМБ «окучивает» все, что относится к малому бизнесу: предоставляет финансовую помощь, оказывает технические и консультационные услуги, а также содействует в получении госзаказов. Согласно американским источникам, АМБ имеет три уровня: головную штаб-квартиру, 10 региональных и больше сотни местных объединений, которые активно сотрудничают с местной властью, учебными заведениями, предприятиями и общественными организациями. Деятельность же малого бизнеса планируют даже не одна, а несколько организаций: МВД, Министерство жилищного строительства и городского развития, Национальный научный фонд (!), Администрация по фермерскому хозяйству, Институты и Центры развития малого бизнеса, торгово-промышленные палаты… Последних в США насчитывается почти три тысячи. В общем, не забалуешь. Потому что американский малый бизнес – это, по сути, не «самостоятельные хозяйствующие субъекты», а «надомники», работающие по государственному заказу. Что представляет малый бизнес в Кыргызстане – рассказывать не стоит. Особенно – на ночь: чего доброго, до утра будут сниться пожарные инспекторы и незаполненные налоговые декларации.

А вообще сравнивать байдарку с ракетным крейсером не стоит. С другой стороны, преклоняться перед американским Госпланом - тоже не вариант. Как в Штатах высчитывается национальный доход (двойной учет одних и тех же сумм) – тема для другого исследования. Тем более, советский Госплан развивал свою страну в 4 раза быстрее, чем американский – свою. Но принципы – неизменны: государственное планирование было и остается краеугольным камнем не только американской, но и любой экономики. Американская здесь – как пример.

Нынешняя ситуация показывает: те страны, которые отказались от государственного планирования в угоду американским экономическим теориям на экспорт, испытывают общие проблемы: повальную нищету и отставания на десятки, если не на сотни лет от так называемых «свободнорыночных государств». По сути, у нас сейчас одна свобода – умереть от голода и нищеты. Поэтому необходимость отказа от такого «свободного рынка» для Кыргызстана перестает быть чем-то из области теорий, а становится вопросом жизни и смерти. Вот только заинтересованы ли в этом нынешние правители? Догадываются ли они о том, что можно вернуть Госплан? Беда в том, что годы суверенитета, щедро приправленного воровством и взяточничеством, настолько отучили наших чиновников мыслить стратегически, что те среди них, кто думает о государстве, выглядят «натуралами», забредшими по ошибке в гей-клуб.

Дмитрий Орлов


[1] Когда 11 марта 1801 года был убит российский император Павел I, его сын Александр I сказал царедворцам: «Отныне все будет, как при бабушке» - Екатерине II.

Добавить комментарий


Наверх