Menu
RSS

Мы в социальных сетях:

TwitterFacebookYoutubeInstagramTelegram

Жаль, что не верблюды…

  • Прочитано 9308 раз

Куда утекли деньги, направленные на обеспечение жителей сел и деревень Кыргызстана питьевой водой?

 

Кыргызстан располагает значительными запасами водных ресурсов. В среднем они составляют более двух тысяч кубических километров в год. Тогда почему всё чаще приходится слышать жалобы о затруднённом доступе к водным ресурсам? Почему люди не получают вдоволь имеющейся в изобилии влаги? Почему 12 лет СМИ наполнены свидетельствами плохой работы системы водоснабжения и санитарии в сёлах? Ведь именно столько времени в стране работал проект «Таза суу», призванный напоить людей качественной живительной влагой.


С денежкой наготове сельчане долго ждали воду


С 2000 года работает проект «Таза суу» («Чистая вода»). За это время два банка АБР и Всемирный выдали для его нужд стране займы на десятки миллионов долларов США. Но «Таза суу» чистой водой облагодетельствовал далеко не все страждущие сёла, а если до каких-то всё же довёл водицу, то почему-то не порадовал сельчан. Наплыв жалоб населения заставил правительство через 11 лет начать искать сильное исполнительное агентство, ведь этим проектом кто только не занимался за 10 лет его существования: и министерство сельского хозяйства, и агентство по делам местного самоуправления, и министерство природных ресурсов, и комитет по водному хозяйству, а результат был один – миллионы народных средств бесконтрольно утекали на сторону, оставляя людей без воды. Поэтому в 2011 году Правительство решило передать этот проект Агентству развития и инвестирования сообществ, известному в стране своей безупречной репутацией. С титаническими усилиями АРИС вытащило всю информацию по ситуации с питьевым водоснабжением в каждом селе. И вот что получилось.


Азиатский банк развития финансировал проекты в четырех областях: Баткенской, Жалал-Абадской, Ошской и Чуйской. Таласская, Нарынская и Иссык-Кульская были в ведении Всемирного банка. Поскольку географический охват АБР побольше, остановимся на ситуации в областях, финансированных этим банком. АРИСовцы выяснили, что в 1097 сёлах с населением 1 386 155 человек нет доступа к питьевой воде. Из рек и арыков пьют воду жители 923 сёл (а это 1 173 598 человек). По степени тяжести ситуации лидирует Джалал-Абадская область – 48,4%, затем идёт Ошская – 43,9%, Баткенская – 43,5%. .


Одним из требований, которое «Таза Суу» выдвигал для сельчан, было внесение пятипроцентного вклада за право пить воду не рискуя подхватить болезнетворные палочки. Так вот, выяснилось, что помимо тех сёл, которым были построены водопроводы, жители еще 407 сёл в Ошской, Жалал-Абадской, Баткенской и Чуйской областях собрали свой пятипроцентный вклад. Им тоже хотелось получить чистую воду, однако они почему-то не попали в заветный список. На сегодняшний день эти сообщества держат наготове свои деньги и ждут в надежде, что когда-нибудь получат воду. Сумма собранных денег по четырём областям, финансируемым из средств АБР составляет 133 944 893 сома. Из одного этого факта, зная бедность и острую нехватку финансовых средств у сельчан, можно понять, насколько людям нужна вода. А разработчики проекта даже не поняли, что они породили завышенные ожидания, дали людям несбыточную надежду, при этом понимая, что проект не сможет охватить абсолютно все села. Известно, что для человека тяжелее всего расстаться с мечтой, с надеждой в лучшее будущее. Без воды человек может продержаться всего 7 дней. Наши сельчане держатся уже второй десяток лет. Пьют из арыков, болеют, испытывают на себе всевозможные прелести жизни без какой-либо санитарии и гигиены, и до сих пор не вымерли. Это радует. Эксперимент по выживаемости народа в экстремальных условиях «Таза суу» удался.


Так ли повезло везунчикам?


А что же те сёла, которые руководившие проектом Минсельхоз, НАМСУ, Минприроды и Госкомводхоз всё же порадовали водой? Они тоже плачут. Из 382 сел четырёх областей, участвовавших в I и II фазе проекта АБР население 252 сел (что составляет более половины облагодетельствованных) не удовлетворено его результатами. И есть от чего. «Новенькая» система водоснабжения либо плохо работает, либо не работает вообще. В 170 селах, в которых отремонтировали систему водоснабжения, в настоящее время отсутствует подача воды.


Что же произошло тут? Ошибки совершались на этапах и проектирования и строительства. При подготовке проектно-сметной документации водные источники выбирались без инженерных изысканий и обследований скважин, родниковых, русловых вод и открытых водотоков. Водозаборные сооружения простейшего типа проектировались без отстойников и фильтрации. Принимались минимальные нормы водопотребления в которых учитывалось только питьё живительной влаги и не более, что, конечно же, экономило средства, но ведь вода нужна людям и для других нужд, о чём проектировщики наверное не догадывались.


Не только проектировщики делали свою работу, не заботясь о том, как люди будут пользоваться их изысками. Строительные подрядчики почему-то использовали стройматериалы и оборудование, не соответствовавшие требованием контракта, устанавливали водоразборные колонки низкого качества, не приспособленные для суровых зим. Эти горе-колонки при завершении работ были приняты приёмочными комиссиями. Приняты, чтобы тут же выйти из строя, оставив население испытывать острую жажду. А между тем подошло время платить по кредитам, выданным банками. Страна будет платить непонятно за какое водоснабжение, которого как такового нет. И платить придётся всей страной, а больше некому.


А кто за это безобразие ответил? Менялись исполнители. То исполнительным агентством было Министерство сельского хозяйства, затем НАМСУ, потом вновь созданные Минприродных ресурсов и Госкомводхоз. Департамент сельского водоснабжения тем не менее бессменно все эти годы исполнял этот проект, перекочевывая вместе с проектом из министерства в министерство. Так кто-нибудь все же может ответить, кто оставил людей без воды? Кто был раньше у руля проектом все эти годы? Кто-нибудь знает? Кто с него спросил? И кто же за все это безобразие ответил? Как-то вяло шла борьба с экономическими преступлениями все эти годы. Иногда кто-то где-то отчитывался о том, что возбуждено какое-то количество уголовных дел. А кто сел за решетку за разбазаривание народных средств?


Наверное, поэтому глава АРИС Эльмира Ибраимова на заседании парламентского комитета по бюджету заявила: «То, что происходило в проекте «Таза суу» все эти годы, можно назвать преступлением против народа Кыргызстана и государства». Вот так предельно жёстко и точно. По-другому и не скажешь. Вот только что же теперь делать кыргызстанцам? А ничего. Вновь брать кредиты, влезать в долги и всё-таки провести водоснабжение в сёлах.


Миргуль СУЛТАНОВА

Читайте нас в Telegram, только самое важное!
Другие материалы в этой категории: « Все на учебу! К чему приведут игры с «Кумтором»? »
Добавить комментарий


Наверх