Menu
RSS

Мы в социальных сетях:

TwitterFacebookYoutubeInstagramTelegram

Рыскелди Момбеков: Другие члены госкомиссии фотографировались с золотом на Кумторе, а я даже не прикоснулся

«Оказывается, есть 480 тонн золота, но в письме говорится лишь про 71 тонну»

Член госкомиссии по Кумтору, депутат ЖК Рыскелди Момбеков рассказал об их работе на месторождении.

— Я вошел в состав госкомиссии по Кумтору, потому что хотел знать о двух вещах - сколько на месторождении осталось золота и кто по Кумтору коррупционер, а кто акционер, — сказал Момбеков на YouTube-канале. — Некоторые говорят, что золота не осталось, и нужно национализировать месторождение, кто-то считает, что там 500 тонн золота. Я решил увидеть это воочию и съездил на Кумтор в составе госкомиссии. До этого на трибуне парламента я спрашивал, сколько же все-таки золота на Кумторе и перед поездкой получил интересное письмо от правительства, в котором было указано, что на балансе государства имеется лишь 71 тонна золота. Но когда я был на Кумторе, мне сказали, что на месторождении имеется 140 тонн золота, которое готово для раскопок, в другом месте — 180 тонн запаса золота, а под карьером имеется еще 200 тонн. Сказали, что если переработать отходы, которые хранятся в хвостохранилище, то можно получить 103 тонн золота вдобавок. Оказывается, есть 480 тонн золота, но в письме говорится лишь про 71 тонну.

Момбеков считает, что нужно выявить и осудить тех, кто был замешан в передаче Кумтора иностранцам за бесценок.

— Наша комиссия была организована для работы с результатами комиссии 2013 года, — говорит он. — Я не понимаю смысла создания нашей новой комиссии и почему мы не расследуем действия прошлой. Кумтор — это самый воровской проект в истории Кыргызстана. Создавалось столько комиссий, а доля нашей страны все меньше и меньше. Месторождение начало работать в 1996 году и должно было прекратить работу в 2006 году. Инвесторы должны были уйти, а наши ребята остаться и работать дальше. Но в 2004-м канадцы увидели, что в нашей стране много золота и решили продлить срок работы. Скоро комиссия завершит свое расследование. Если работа комиссии ведется для того, чтобы нажить денег, то я против этого. У меня другая позиция.

Единственное, что радует члена госкомиссии, — то, что благодаря проекту Кумтор многие кыргызстанцы получили работу.

— Радует только то, что из 1700 работников на месторождении лишь трое канадцы, — отметил Рыскелди Момбеков. — У наших есть работа, и они радуются, что получают зарплату. Но с другой стороны, их сегодняшняя зарплата будет ничем по сравнению с теми средствами, которые им придется потратить на врачей в будущем. Они сейчас молодые, ничего не чувствуют, но позже у них могут быть проблемы со здоровьем. Когда я приехал с месторождения, у меня все спрашивали, сколько золота мне дали. Думали, что меня подкупили. Другие члены комиссии фотографировались с золотом, а я даже не прикоснулся к тому, что поглотило головы стольких людей.

— Наш ГКНБ всегда говорит «кустурабыз», а по Кумтору ничего сказать не могут, — продолжил он. — Когда дело касается данного проекта, наши сразу опускают голову. Кумтор платит дивиденды в размере 200 миллионов сомов, а Матраимов заплатил в 10 раз больше - 2 миллиарда. Если наши такие смелые, то пусть начнут с Кумтора. Ведь это месторождение подобно бермудскому треугольнику, в которое все заходят, но никто не выбирается: либо садятся в тюрьму, либо, наоборот, наполнив карманы золотом, замолкают.

Мирайым Алмаспек кызы
фото www

 

Читайте нас в Telegram, только самое важное!
Наверх