Menu
RSS

Мы в социальных сетях:

TwitterFacebookYoutubeInstagram

В аварии погибли четверо. Следователь Кеминского РОВД даже не опросил очевидцев…

  • Прочитано 6433 раз

Около полутора месяцев правоохранители игнорируют обстоятельства смерти жертв лихача. Его называют сыном и племянником крупных чиновников

Почти полтора месяца прошло с того дня, когда на трассе Бишкек – Торугарт Honda Odyssey с огромной скоростью выехала на встречную полосу и лоб в лоб столкнулась с Subaru Outback, в которой 49-летний Нурлан Орозобаев вез свою семью домой.

Из пяти человек, находившихся тогда в машине, сегодня живы только двое – 15-летний сын и 3-летняя дочь мужчины. Дети еще не скоро оправятся после тяжелых травм, а малышке это, пожалуй, и вовсе не «грозит»: ушибы головного мозга и перелом тазобедренного сустава не проходят бесследно.

Сам Орозобаев и его жена Жыпаркуль скончались на месте, невестка Милана – спустя 4 часа в больнице.

Но вряд ли кто-то понесет вину за случившееся: следствие по ДТП тянется мучительно медленно при очевидном безразличии правоохранителей. Так считает брат Нурлана, Аскар Бедельбаев. Он рассказал Vesti.kg о некоторых вопросах, ответы на которые так и повисли в воздухе.

Смерть

9 мая 2019 года Нурлан Орозобаев проезжал недалеко от кольцевой мимо города Кемин. Летевшая навстречу Honda Odyssey (около 160 км/час, определит позже милиция) внезапно вывернула на встречную полосу. Мужчина максимально выкрутил руль, чтобы покинуть траекторию встречного автомобиля, но этого оказалось недостаточно: через секунду произошло смертельное столкновение.

На месте погибли три человека: Нурлан Орозобаев и его супруга Жыпаркуль Казакова, а также девушка из «Хонды», 22-летняя Жылдыз Жумабекова. Тела отправили в морг, а пострадавших – 15-летнего Жоомарта Нурланова и 21-летнюю Милану Жумагулову – в местную больницу. Спустя несколько часов молодая девушка тоже скончалась. Впавшую в кому 3-летнюю Айчурек увезли в Бишкек.

В ДТП был еще один пострадавший – водитель черной Honda Odyssey Улук Ражапов. Правда, в документах следствия он значится пассажиром, а за рулем якобы была погибшая Жумабекова.

Однако по словам Бедельбаева, его брат вел серую «леворульную» Subaru Outback. И поскольку Honda Odyssey – «праворульная», удар пришелся на водительское место в первом случае и на переднее пассажирское во втором.

- Недаром Ражапов получил только перелом ноги, а его спутница скончалась, - указал он. – То же самое нам позже сказал и врач: травмы на теле девушки не соответствуют тем, что обычно получает водитель. Ее выбросило через лобовое стекло, поэтому тело могли переместить на водительское сидение после.

Ночь после аварии

Странности начались сразу. Во-первых, приехавшая скорая в первую очередь увезла «спасать» не «тяжелых» пострадавших из Subaru Outback, а Ражапова с переломом ноги. Правда, следователь теперь уверяет, что тот был в коме, однако фотографии очевидцев демонстрируют, что мужчина в полном сознании сидит на траве.

Улук Ражапов в голубой футболке сидит на траве (0:05).

Во-вторых, на место происшествия выехали начальник УВД Кеминского района и главный врач Кеминской городской больницы. На штрафстоянку «Хонду» забрал не милицейский эвакуатор, а дорожно-эксплуатационная служба. Ее же сотрудники мгновенно очистили проезжую часть от каких-либо следов происшествия.

А на следующий же день, 10 мая, на штрафной стоянке неизвестные заботливо вымыли разбитый «Одиссей».

Впрочем, Бедельбаев уже нашел разгадку сам: дело в том, что отец Ражапова – начальник дорожно-эксплуатационной службы Каныбек Дуйшебаев, а его дядя – бывший аким Кеминского района Жумгалбек Дуйшебаев.

Позже, когда родные погибших искали любых свидетелей, которые могли бы помочь восстановить события, узнали, что в ночь на 10 мая в морг приезжали некие граждане и просили врача написать в заключении, что Нурлан Орозобаев был пьян. К счастью, профессионал отказался.

Загадочная экспертиза

Кстати, в первоначальной версии допроса Улука Ражапова парень признался, что перед поездкой выпил около 600 мл вина.

- Очевидцы говорят, что Honda Odyssey и еще три машины устроили гонку перед аварией, - говорит брат погибшего. – Они ехали с гор, из Ак-Тюза, и были пьяные, когда их видели рядом с их другом на разбившемся авто. Они устроили драку, не подпускали очевидцев. Их повели было в РОВД, но потом отпустили.

Но следователь Кеминского РОВД, которому доверили расследовать обстоятельства аварии – Рустам Метеров – не только перепутал имена и возраст жертв и пострадавших в ДТП, поврежденные стороны автомобилей, а также определил погибшую в Honda Odyssey пассажирку как водителя.

Он, по словам Бедельбаева, не опросил ни одного свидетеля и не провел по горячим следам ни одной экспертизы, в том числе и на наличие в крови Улука Ражапова алкоголя.

Сдавать анализы водителя «Хонды» почему-то повезли в Каракол, а после – в 4 городскую больницу в Бишкеке. Туда он поступил в 14:00 часа 10 мая, то есть вполне достаточно, чтобы успеть очистить кровь медикаментозно. Как бы то ни было, результат гласил: молодой человек трезв как стеклышко.

Тормозной след - 80 метров.

Родственников погибшей семьи возмутило халатное отношение правоохранителей к расследованию и они подали ходатайство в Чуйское УВД.

- После того как вышло постановление о проведении судебно-медицинской экспертизы, Метеров сам позвонил Улуку и сказал: к тебе выезжают, - повествует Бедельбаев. - Поспособствовал, чтобы он из больницы уехал. Ему даже не сделали операцию на открытый перелом. Так что 16 мая виновника смертельной автоаварии «сразу после комы» уже видели на костылях на мероприятии одной из горнорудных компаний.

Следователь работает

Из-за жалоб родственников Орозобаева в прокуратуру Чуйской области 15 мая дело передали следователю Нурдину Жакыпову. Однако уже через несколько дней его назначили начальником Следственного отдела Кеминского района и расследованием занялся Сергей Райымбеков.

Но дела по-прежнему не движутся. Общее число опрошенных свидетелей – 4 человека. Никому не интересен и тот факт, что пострадавший подросток видел, как с заднего сидения разбитой «Хонды» вылезали люди, которые также могли бы быть свидетелями.

- Мы уже писали в Генеральную прокуратуру, в Госкомитет нацбезопасности, в Чуйскую областную прокуратуру, - сетует Бедельбаев. – Но единственное, чего добились – это поручения Чуйской прокуратуры проверить этическую составляющую в действиях следователя Метерова. При чем здесь этика, если он целую неделю не выполнял свои обязанности, не делал вообще ничего?

Но и бездействие – это еще не все. Как говорит Бедельбаев, родственники Ражапова распускают слухи о том, что их якобы избили на похоронах жертв ДТП. Однако брат погибшего эту информацию опровергает.

По его словам, отец Орозобаева возмутился, что «скорая помощь» первым увезла в больницу Ражапова, а лишь потом – детей в тяжелом состоянии. На это Дуйшебаев возразил, что и у его сына была сломана нога. В ответ на это его ударили один раз и попросили уйти.

Бедельбаев с горечью отмечает, что это не первая авария, случившаяся по вине Ражапова, когда ему удается «выйти сухим из воды». Причем в первом случае пострадавший получил инвалидность и через год скончался, а во втором – и по сей день передвигается на инвалидной коляске.

- Так что здесь явно замешана коррупция с участием многих высокопоставленных чиновников Кеминского района, - уверен он. - Сейчас мы всеми силами ищем очевидцев. Мы были заняты похоронами и упустили момент. Если бы мы знали, что все придется делать самим, занялись бы поиском в ту же ночь.

В пресс-службе ГУВД Чуйской области, где расследуют это дело, Vesti.kg уверили, что работа продолжается.

- Есть сроки следствия, - ответили там. – Сейчас по материалам назначена комплексная экспертиза, но ее результаты еще не готовы.

В ГУВД отметили, что представители потерпевшей стороны регулярно приходят на допросы и получают информацию о стадиях уголовного дела.

Ольга Федорчук
Фото Источник

Добавить комментарий


Наверх