×

Предупреждение

JUser: :_load: Не удалось загрузить пользователя с ID: 64
Menu
RSS

Мы в социальных сетях:

TwitterFacebook

 

Зигзаги операции «Террор»

  • Прочитано 7708 раз

Нынешний теракт в Бишкеке заставил вспомнить хронологию подобных событий в Кыргызстане. Картина не вселяет оптимизма.

Самым первым террористическим актом, известным в истории Кыргызстана, стало убийство 4 декабря 1980 года тогдашнего председателя Совета министров Киргизской ССР Султана Ибраимова. Преступник по фамилии Смагин пробрался на правительственную дачу в Чолпон-Ате и застрелил главу правительства, когда тот спал. Такой была официальная версия, в которую, если честно, ветераны милиции и КГБ не верят до сих пор. Наказания за это никто не понес, а самого Смагина нашли позднее в поезде, шедшем в Куйбышев. Он повесился в тамбуре вагона на… милицейском шарфе. Официально объявили, что Смагин был душевнобольным. Потом, правда, его стали называть «русским националистом».

 

В январе 1981 года газета британских коммунистов "Morning Star" назвала гибель Султана Ибраимова убийством по политическим мотивам. Еще поговаривают, что убийство Ибраимова было организовано тогдашним председателем КГБ Юрием Андроповым. Таким образом, гласит версия, шеф советской тайной полиции «зачищал» всех, кто знал о заговоре против Брежнева, который готовил Андропов.

В советские времена, кроме убийства Султана Ибраимова, среди партийно-государственной элиты советского Кыргызстана произошла целая серия загадочных смертей. До сих пор неизвестна истинная подоплека кончины первого секретаря Ошского горкома КПСС Матыева. Также неизвестно, от чего, на самом деле, скончались партфункционеры ЦК Компартии Киргизии Казакбаев и Мураталиев, а также заместитель председателя Совмина Бегматова. В советские же времена один из прокуроров утонул в Папанском водохранилище. Загадочными остаются смерти заместителя прокурора республики Керималиева и убийство ошского прокурора Черкасова. Еще можно вспомнить загадочную гибель прокурора Кировского (ныне Кара-Бууринского) района Таласской области, на которого наехал автомобиль.

В 1990 году в Пржевальске случился захват самолета террористом-одиночкой. Из Фрунзе вызвали группу антитеррора КГБ, но когда она прибыла в Пржевальск, работы для нее не нашлось. Причина имела имя, отчество и фамилию: Омурбек Исакович Суваналиев. И должность – заместитель начальника Отдела внутренних дел Пржевальского горисполкома. Будущий «кыргызский Каттани» - без всякой экипировки – пошел к террористу на переговоры, и ему удалось вырвать из рук злоумышленника бомбу-самоделку. К слову, это был первый в истории СССР случай, когда воздушного террориста взяли внутри страны, а не за границей.

29 ноября 1991 года в загадочной автокатастрофе погиб первый в суверенном Кыргызстане премьер-министр Насирдин Исанов. В первой половине дня, на трассе Джалал-Абад – Ош, внезапно выскочивший на встречную полосу ЗИЛ-130, врезался в правительственную «Волгу», в которой и находился Исанов. Шофер ЗИЛа, как сообщали тогдашние СМИ, отделался легким испугом. У водителя «Волги» - перелом руки и ушиб грудной клетки: он ударился о руль. Сидевший в той же машине одиозный Борис Бирштейн лишь поцарапался. А вот Исанов, по заявлению хирурга, скончался, не приходя в сознание через считанные минуты после столкновения. Поговаривают до сих пор, что Насирдину Исанову не нравилась излишняя активность Бориса Бирштейна, который положил глаз на кумторовское месторождение. Тем не менее, следствие не нашло подтверждений того, что гибель Исанова была спланированной и подготовленной.

Через пять лет – 21 октября 1996 года – служебный «Фольксваген-Пассат» министра национальной безопасности КР генерал-лейтенанта Анарбека Бакаева столкнулся на трассе Бишкек-Манас с грузовиком ЗИЛ, за рулем которого сидел некий Мейрамхан Баймагометов. Позже экспертиза установила, что Баймагометов был хроническим алкоголиком, а за руль в тот день сел в состоянии средней степени опьянения. При задержании он разбил бутылку водки и пытался осколком стекла вскрыть себе вены. Позднее эксперты скажут, что – удивительное дело – больше всех пострадавший Бакаев сидел, казалось бы, в самом безопасном месте: справа, позади телохранителя. По заключению судмедэкспертизы, тяжелые травмы он, возможно, получил от «выступающих частей внутри салона автомашины». Анарбек Бакаев умер через два года в московской клинике Бурденко.

31 мая 1998 года в результате взрыва в маршрутном такси в городе Ош погибли два человека и 12 получили ранения. Через два дня рвануло в одном из жилых домов южной столицы. Тогда погибли два человека, в том числе женщина, находящаяся на 8-м месяце беременности. По мнению следователей, с помощью терактов злоумышленники хотели спровоцировать узбекско-кыргызские столкновения на юге республики. Первоначально террористы планировали организовать взрывы на контрольно-пропускном пункте на узбекско-кыргызской границе, однако взрывное устройство не сработало. Через три года пятерых пойманных террористов судили. Трое из них – граждане Китая – были членами террористической группировки Фронт освобождения Восточного Туркестана, ставящей своей целью отделение Синьцзян-Уйгурского автономного района от Китая. Гражданин Турции Ахмед Гюнан и гражданин Казахстана Назыр Чотчаев были наняты ими, как специалисты по взрывному делу.

В 2000 году был арестован политик Топчубек Тургуналиев. Основания: по версии силовиков, он готовил покушение на президента Аскара Акаева. Топчуке получил 16 лет тюрьмы. Правозащитники утверждали, что никакого покушения не готовилось, а была провокация спецслужб. Через несколько месяцев после приговора, Тургуналиева амнистировали.

6 июня 2002 года лучший друг Акаева – секретарь Совета безопасности КР, он же и. о. главы администрации президента КР Мисир Аширкулов возвращался с работы. Когда он вышел из машины у своего дома, прогремели два взрыва, причем второй – чуть ли не под ногами самого Аширкулова. Когда сыщики осматривали место происшествия, в кустах нашли национальное одеяло тошок, рюкзак и гранату Ф-1. По обнаруженным осколкам эксперты определили, что найденная «эфка» - «родная сестричка» тех, коими был атакован Аширкулов. До сих пор непонятно, каким образом Аширкулов умудрился выжить при взрывах двух оборонительных гранат, с радиусом поражения 200 метров каждая. Впрочем, тогда списали все на бордюр, который «увел» осколки в сторону. А обвинили некоего психически больного Таалайбека М, у которого нашли еще и пистолет (правда, непригодный к стрельбе) и патроны. Таалайбек назвал и заказчиков покушения. Ими, якобы, были тогдашний губернатор Ошской области Накен Касиев и его сын Алмаз.

Адвокат Таалайбека Сергей Слесарев (сейчас он защищает на процессе «7 апреля» командира «Альфы» Алмазбека Жолдошалиева) рассказывал тогда журналистам:

- Совершал Таалайбек это преступление или нет - ответить не могу. Как юрист, я могу опираться лишь на материалы дела. Но в них доказательств участия моего подзащитного я не вижу! Все обвинение строится на его собственных противоречивых показаниях - в том числе и в хранении револьвера с патронами (обнаруженного во дворе, к слову говоря, после того, как туда несколько раз наведывались оперативники). Возьмем так называемые «вещественные доказательства». Рюкзак и тошок? Их в деле нет! Они были направлены на экспертизу в Москву и - как явствует из официального письма ФСБ России - утерялись по пути к месту назначения (случайно или нет - судить не берусь). Эти предметы свидетели опознавали по трем черно-белым (!) фотографиям. И то, как это происходило, напоминало игру «Кто хочет стать миллионером?»: «Этот «вариант» вроде бы не похож, остановлюсь, пожалуй, на этом…». Биологическая экспертиза окурков, обнаруженных на месте преступления? Она признала, что их курил человек с той же группой крови, что и Таалай. Но таких «подозреваемых» в Киргизстане наберется 800 тысяч! Свидетелей допрашивали без адвокатов. Даже доказательства по эпизоду с ДТП у меня вызывают большие сомнения! Самое же главное: все первоначальные следственные действия (когда были, якобы, добыты доказательства) следователи УВД проводили, не имея на это полномочий! Поскольку еще не приняли к своему производству уголовное дело, которое по приказу генпрокуратуры должно было к ним поступить из СНБ. Доказательства, полученные с нарушением закона, признаются несуществующими, и ссылка на них в суде не допускается. Я неоднократно просил суд исключить из дела такие недопустимые доказательства (их я насчитал 20), но судьи почему-то этого делать не хотели…

27 декабря 2002 года прогремел взрыв на бишкекском вещевом рынке «Оберон». Погибли 7 человек, и еще полсотни было ранено. По весьма горькому совпадению, в тот же день глава СНБ КР Калык Иманкулов, шеф МВД Бакирдин Субанбеков и его заместитель Калмурат Садиев получили звания генерал-лейтенантов. Позднее на организаторов и исполнителей теракта – боевиков Исламского движения Узбекистана – вышли и арестовали. Сыщикам помог перехват телефонных переговоров боевиков. Выяснилось, что первоначально они готовили теракт против авиабазы «Ганси», а после – у отеля «Пинара», где проживало много американцев. Но поскольку эти объекты охранялись плотно, боевики ИДУ взорвали рынок «Оберон».

Верхушка ИДУ возмутилась из-за взрыва на рынке и потребовала у исполнителей вернуть деньги, выделенные на теракт. Возврат денег планировался переводом из «обменника» ошского филиала банка «Бакай». Чтобы скрыть, откуда и кому пришли деньги, террористы заложили в «обменник» гранату «Ф-1» с таймером, которая сработала через 50 секунд после того, как боевик покинул «обменку». Позднее все участники терактов были пойманы и осуждены.

В феврале 2006 года на серпантине высокогорного перевала Тео-Ашуу «КамАЗ» столкнулся с «Нивой», в которой ехал депутат Жогорку Кенеша Азимбек Бекназаров. Он возвращался в Бишкек из своего Аксыйского округа. Нардеп попал в больницу с искалеченной рукой и сотрясением мозга, а грузовик исчез. Коллеги Бекназарова по оппозиционной деятельности назвали это ДТП покушением, но сам пострадавший отказался писать заявление, и версию о покушении опроверг.

30 мая 2007 года в туалете здания в центре Оша, где были редакции областных газет «Эхо Оша» и «Уш садоси», произошел взрыв. Обошлось без человеческих жертв – сотрудники редакций ушли на обед. В организации взрыва обвинили ИДУ, но ни заказчиков ни исполнителей не нашли.

13 марта 2009 года близ Бишкека при столкновении с «Ауди-100» сгорел дотла «Лексус-470» депутата Жогорку Кенеша Эрика Арсалиева. За рулем «Лексуса» сидел Кубат Сулайманов, а пассажирами были экс-глава администрации Бакиева Медет Садыркулов и бывший директор Международного института стратегических исследований Сергей Слепченко. Водитель «Ауди» Омурбек Осмонов остался в живых, получил в июне того же года 12 лет колонии-поселения, а 21 апреля этого года его нашли в селе Беш-Кунгей с 11 ножевыми ранениями. В организации же покушения на Садыркулова, равно, как и убийства Осмонова, обвиняли главу Службы госохраны – младшего брата президента Бакиева Жаныбека.

Как выяснилось 29 и 30 ноября нынешнего года, вышеперечисленные теракты были далеко не последними. Найдут ли виновных на этот раз? Кто знает. Версий у следствия много – нынешние власти за 7 с лишним месяцев своего правления нажили себе слишком много врагов, чтобы указать на вину кого-то одного.

Дмитрий Орлов

Добавить комментарий

Наверх