Menu
RSS

Мы в социальных сетях:

TwitterFacebookYoutubeInstagramTelegram

Freedom House о запрете фильма «Я гей и мусульманин»

  • Прочитано 7341 раз

Сексуальная ориентация и религия, как бы они ни определялись, сопоставляются в фильме, который вызвал противоречивые отклики и не был показан на фестивале документальных фильмов по правам человека, организованном организациями «Граждане против коррупции» и «Один мир». В прошлую пятницу фильм «Я – гей и мусульманин», снятый режиссером Крисом Беллони, был запрещен в Кыргызстане. Примечательно, что до этого фильм был показан в 13 странах, и ни в одной из них он запрещен не был.

 

 

Во Всеобщей декларации прав человека недвусмысленно говорится о свободе выражения: «Каждый человек имеет право на свободу убеждений и на свободное выражение их; это право включает свободу… искать, получать и распространять информацию и идеи любыми средствами и независимо от государственных границ». Вместе с тем, Международный пакт о гражданских и политических правах признает «некоторые ограничения», которые, помимо прочих причин, должны являться необходимыми для «охраны государственной безопасности, общественного порядка», хотя ни одно из них в данном случае не подходит.

 

 

Основная тема фильма – права геев в исламском мире. В этом деликатном документальном фильме рассказывается о нескольких молодых геях из Марокко, которые исследуют свою религиозную и половую принадлежность. Мужчины в фильме открыто говорят о своем личном опыте, о двусмысленности и скрытности своей жизни, хотя некоторые из них открыто признают свою сексуальную ориентацию. Однако Государственная комиссия КР по делам религий посчитала, что фильм способствует разжиганию ненависти на религиозной почве. В прошлую пятницу за считанные часы до запланированного показа суд запретил фильм, посчитав его экстремистским. Хотя, ввиду того, что судебные органы в Кыргызстане не являются независимыми, данное постановление вызывает подозрения. Фильм был запрещен по тем же причинам, что и «Невинность мусульман» - видео, демонстрирующее ужасную, губительную религиозную нетерпимость, которая спровоцировала жестокие, кровавые протесты.

 

 

Вице-президент «Фридом Хаус» по исследовательской работе Арч Паддингтон совсем недавно опубликовал свою работу под названием «Лицемерие захватывает мир через кампанию по принятию законов о богохульстве», где написал следующее: «В 2006 году в разгар негодования, вызванного публикацией в датских изданиях карикатур на пророка Мухаммеда, «Фридом Хаус» выступила со следующим заявлением: в центре жарких дискуссий по поводу карикатур лежит право независимой, не подвергающейся цензуре прессы – а также артистов и писателей из других отраслей – сегодня и впредь выражать свое мнение об актуальных проблемах без вмешательства государства или угроз со стороны обездоленных групп населения или тех, чьи планы были расстроены.

 

 

Сейчас мы оказались вовлечены в очередной скандал по поводу свободы выражения и моментов особой чувствительности в мусульманском мире. Не сегодняшний день волна насилия, спровоцированная фильмом «Невинность мусульман», намного слабее, чем та, что была вызвана датскими карикатурами на пророка Мухаммеда и особенно опубликованием «Сатанинских стихов» Салмана Рушди. А вот реакция мировых политических лидеров нередко будоражит больше, чем в предыдущих случаях.

 

 

Действительно, любительское видео, о существовании которого никто не знал до тех пор, пока на него не обратила внимания одна салафитская телевизионная программа в Египте, способствовало возобновлению попыток по принятию законов, предусматривающих наказание за оскорбление религиозных чувств. Таким образом, видео косвенно виновато во вспышке лицемерия, когда политические лидеры, известные тем, что пекутся только о своих собственных интересах, осуществляя судебное преследование прессы, а в некоторых случаях притесняя религиозные меньшинства, требуют введения международного режима цензуры, который будто бы защитит всеобщие религиозные ценности».

 

 

В докладе «Фридом Хаус» «Свобода прессы в мире 2012», в котором приводится обзор событий за 2011 год, Кыргызстану был присвоен рейтинг «несвободной» страны, что вызвало критику со стороны правительства Кыргызстана и других лиц. Хотя ситуация со свободой прессы значительно улучшилась в Бишкеке, на юге все обстоит совсем наоборот. Расширение свободы прессы в одной части страны не сглаживает те ограничения, которые вводятся в других ее частях. По сообщениям Комитета по защите журналистов, в 2011 году восемь журналистов подверглись нападениям в Кыргызстане. Совсем недавно «Фридом Хаус» впервые опубликовала свой новый доклад «Свобода слова в сети» о Кыргызстане, где республике был присвоен рейтинг «частично свободной» страны. Однако положения предлагаемого закона о регулировании деятельности в Интернете в целях защиты детей содержат настолько размытые формулировки, что этот закон запросто можно использовать для введения ограничений в более широких областях.

 

 

В своем открытом письме участникам кинофестиваля, опубликованном в программе мероприятия, президент Алмазбек Атамбаев твердо заявил о том, что поддерживает показ фильмов о правах человека и что фестиваль «дает возможность реализовать право на самовыражение и распространение информации без дискриминации». На открытии фестиваля глава организации «Один мир» рассказала, что на фестивале в Чехии перед своей кончиной присутствовал президент республики, который, как и прежде, говорил с правозащитниками. И хотя на открытии мероприятия в Бишкеке присутствовали несколько правительственных чиновников Кыргызстана, эти слова привлекли внимание участников к отсутствию президента и премьер-министра страны.

 

 

Арч Паддингтон также написал в своей статье: «Те, кто остаются верными принципу свободы выражения, выступают не за оскорбительные высказывания, реплики, а за основополагающее право всех людей самим решать, какие высказывания и реплики поддерживать, какие осуждать, какие отбрасывать, а какие игнорировать». В фильме режиссера Аиды Касымалиевой «Москва сквозь слезы», который был показан на фестивале первым, рассказывается о кыргызских женщинах, работающих в России и подвергающихся грубому и жестокому обращению со стороны «патриотов» Кыргызстана даже за кажущиеся отношения с мужчинами других национальностей. Можно надеяться, что такой фильм, в котором люди бессмысленно подвергаются гонениям, вызовет крик отчаяния в отношении фильма «Я – гей и мусульманин» - фильма о людях, которые заботятся друг о друге.

 

Стюарт Кан, Директор представительства Фридом Хаус в Кыргызстане

Читайте нас в Telegram, только самое важное!

Комментарии  

# Георгий 04.10.2012 20:16
В Узбекистане за кражу машины - расстрел. И не крадут. Но ведь кража - это тоже "самовыражение". Преступление (практика)начинается с информации (теория). Только позволь "самовыражаться" - такое начнется."...Право на распространение информации без дискриминации.." - это что значит? Почему не ставится вопрос: какой информации? Разрушительная информация должна быть отсечена, а созидательная - озвучена. Только не умеющий отличить свою правую руку от левой может признать за геями право на "созидание". Они созидают грех, заключающийся в разрушении себя, семьи, общества. Теперь что, каждый бандюган может быть равноправным членом общества?!
Пусть Арч Паддингтон со своими диверсионными высказываниями отправляется в ад самостоятельно, и не тянет за собой других.
Ответить | Ответить с цитатой | Цитировать
Добавить комментарий


Наверх