Menu
RSS

Мы в социальных сетях:

TwitterFacebookYoutubeInstagramTelegram

Кыргызстан: поле битвы за иранскую нефть

  • Прочитано 8512 раз

Первое соглашение о дружбе и сотрудничестве между Кыргызстаном и Ираном было подписано еще в ноябре 1991 года. Почему же сейчас перспективы выгодного, в первую очередь, для нашей республики, сотрудничества вызывают массовую истерию? 

 

 

«Десяток иранских бизнесменов - как угроза экономической безопасности всего Кыргызстана». «Использование серых рейдерских схем для того, чтобы подмять под себя один из кыргызстанских банков, который впоследствии станет «воротами» для перемещения капитала из Ирана для финансирования добычи урана на территории нашей страны». «Кыргызстан, как плацдарм для разработки ядерного оружия».

 

 

Именно под таким соусом во многих СМИ старательно раздувается скандал относительно недавнего вливания иранского капитала в банковский сектор нашей республики. Началось все с того, что 19 мая 2011 года изменился список акционеров кыргызстанского ОАО «ФинансКредитБанк КАБ». Новые десять владельцев акций – все как один, граждане Ирана – приобрели каждый по 9,09 % ценных бумаг банка. В связи с этим в банке был введен внешний банковский надзор со стороны Национального Банка республики. Это действие НБ КР тут же было истолковано, как еще одно доказательство подозрительных намерений новых членов совета директоров.

 

Вот только все ли так однозначно, как хочет кто-то представить? Возникает резонный вопрос: действительно ли уж таким злом является приход в изголодавшийся по инвестициям Кыргызстан бизнесменов из Ирана – страны, которую США за неповиновение внесли в список государств так называемой «оси зла», наряду с Ираком, Афганистаном и Ливией.

 

Если вспомнить историю, то двусторонние отношения между Ираном и Кыргызстаном начались не вчера и даже не в прошлом году, когда премьер, якобы, ездил в Иран договариваться о вливании иранских финансов в банковский сектор нашей страны. Первое соглашение о дружбе и сотрудничестве между нашими странами было подписано еще в ноябре 1991 года. После чего страны начали активно развивать сотрудничество – в том числе и в экономической сфере. В качестве крупного примера выгодного экономического сотрудничества можно привести восстановление инвесторами Исламской республики заброшенного чалдоварского мясокомбината, построенного еще в советские времена. Если говорить в целом, то сейчас в нашей стране насчитывается более полутора сотен различного рода иранских и совместных кыргызско-иранских предприятий.

 

К слову сказать, Иран одним из первых отреагировал на апрельские события прошлого года. Через несколько дней после революции иранцы направили в Кыргызстан самолет с медикаментами, одеялами и другой гуманитарной помощью. Не остались они в стороне и после июньской трагедии в Оше и Джалал-Абаде, передав в страну 60 тонн гуманитарки и выделив 1 миллион долларов на восстановление сожженного юга.

 

Что касается банковской сферы, о том, что наши две страны готовы перейти на новый более перспективный уровень сотрудничества в этом плане, было говорено еще в 2006 году, когда официальная делегация во главе с министром экономики и финансов Ирана Давудом Данеш-Джафари посетила Кыргызстан в первых числах декабря. Тогда было сказано много слов и о теплых взаимоотношениях, и о развитии сотрудничества, и об открытии на территории нашей республики филиала иранского банка. Иными словами, инвесторов мы приняли с распростертыми объятиями, другое дело, что неуверенность, следует ли все это реализовывать, была именно с иранской стороны. Кыргызстан, недавно переживший первую революцию, определенно вызывал у зарубежных бизнесменов совершенно конкретные опасения.

 

Спустя полмесяца после иранского визита к нам, Совет безопасности ООН начал одну за другой выпускать резолюции, вводящие против Исламской республики экономические санкции. Декабрьская резолюция 2006-го года и мартовская 2007-го особого успеха не возымели. Поддержка России и Китая помогла Махмуду Ахмадинеджаду обойти предписания «Большого брата».

 

Организацию Объединенных Наций, впрочем, это не остановило. В марте 2008-го Совбез принимает очередную – третью – резолюцию, которая вводит в странах-участниках ООН своеобразное экономическое эмбарго в отношении Ирана в том числе и на движение иранского банковского капитала. Все это происходит на фоне доклада американской разведки о том, что военная атомная программа нефтяной державы приостановлена еще в 2003 году, на территории исламской страны ядерного оружия нет и все иранские «игры с атомом» носят мирный характер. Совбез ООН решает уделить особое внимание тем строкам доклада американского разведывательного управления, в которых говорится, что «Тегеран, как минимум, сохраняет за собой возможность развития ядерного оружия».

 

Июнь 2010 года приносит с собой четвертую резолюцию с еще более расширенным списком санкций. А спустя полгода после того, как документ, который Махмуд Ахмадинежад назвал «использованными салфетками», был подписан, в Тегеране взрывают автомобиль, на котором направлялся на работу инженер отдела ядерных разработок одного из иранских вузов. В тот же день в столице Ирана совершается аналогичное, но уже неудачное покушение на другого ученого, занимавшегося ядерными разработками.

 

Противостояние Иран-США, официальной причиной которого называется все та же ядерная программа, началось еще в 1995 году. Вряд ли можно рассчитывать на то, что сейчас, в году 2001-м, это противостояние ослабло. Скорее, более верным предположением станет то, что Америка будет искать все новые методы давления на Исламскую республику, попытавшись сделать из нее изгоя среди других стран. Если исходить из этого, то тот самый скандал с иранскими инвесторами, что начинает сейчас активно муссироваться в прессе Кыргызстана, становится вполне объяснимым. При этом то, интересы какой страны, входящей в ООН, являются превалирующими, ни для кого не является секретом. Да и сами интересы этой страны в отношении нефтяных держав давно уже не представляют собой тайну.

 

Неудивительно, что массированная информационная атака на иранских бизнесменов и правительство, привлекающее их инвестиции в Кыргызстан, не останавливается. Но необходимо четко понимать, что инспирировало эту атаку и чем это чревато для кыргызстанской экономики. Наша страна отнюдь не в том положении, когда можно выбирать инвесторов – они не выстроились в очередь, жаждая вложить свои деньги в нашу экономику. Иранский капитал – это в первую очередь деньги, которые помогут развивать нашу страну. И это – самое главное.

 

Ольга Пугач

Читайте нас в Telegram, только самое важное!
Добавить комментарий


Наверх