Menu
RSS

Мы в социальных сетях:

TwitterFacebookYoutubeInstagramTelegram

Стук молотов по наковальне для кузнеца как музыка

Бишкекский мастер кузнечного дела рассказал, как потерял палец, но от любимой работы не отказался
Десять тысяч лет назад человечество вступило в новый этап развития – люди научились обрабатывать металл. В те времена зародилась почетная и важная профессия – кузнечное дело.

Кузнецов всегда уважали и ценили. От их умения зависел сбор урожая, потому что они ковали орудия труда. Мастера ковали оружие и предметы домашнего обихода. В древней мифологии кузнецы встречаются практически у всех народов: Гефест у греков, Вулкан у римлян, Тор у скандинавов.

В современную эпоху автоматизации производства надобность в кузнецах практически отпала, теперь всю тяжелую работу делают машины. Но еще остались люди, которым по душе стук молотов и жар раскаленного железа.

«Вести.kg» побеседовали с мастером художественной ковки Сеитом Каракотовым.

Кузнец рассказал, что попал в профессию случайно, но теперь не представляет своей жизни без металла и горна.

«13 лет назад старший брат привел меня в кузню, я ничего не умел, но мне было интересно. Огонь завораживал и немного пугал. Больше года я учился азам ремесла, только потом получилось сделать что-то похожее на ковку», - вспоминает мастер.

Сеит Каракотов отмечает, что кузнечное дело - профессия интересная, но трудная, а местами даже опасная.

«Порой, когда есть большой заказ я работаю почти сутками. – замечает он. -  
Физически это очень тяжело, несмотря даже на то, что сейчас некоторые действия можно сделать механически. Работать приходится с огнем и раскаленным металлом. Нужна постоянная концентрация, иначе может случиться беда. Несколько лет назад моя рука попала под молот, указательный палец раздробило. Врачи пытались мне помочь, но собрать палец из того что осталось было невозможно, пришлось ампутировать. Я первое время думал, что никогда больше не буду заниматься ковкой, но прошло время, я научился работать рукой заново и понял, что ничем другим заниматься не смогу.»

На вопрос корреспондента о том, много ли у самого Сеита в доме кованных вещей, кузнец засмеялся.

«Я сапожник без сапог. За 13 лет только одну вешалку сделал. Отдаю всего себя на работе, потом нет сил ни физических, ни моральных что-то творить для дома. Когда-то что-то сотворю», - отшутился он.

Пока велась беседа, кузнец все время был занят, он поддерживал огонь в горне, закалял заготовки, сверялся с эскизами.

«Начинаешь создавать и невозможно остановиться. Правда, сейчас работы стало меньше, чем несколько лет назад. Тогда ковка была особенно популярна у богатых людей. Заказывали все, что только можно представить - от оконных решеток до каминных наборов. Заказчики хотели, чтобы ковка была богатой и вычурной. Сейчас в моде простота.  Цена таких изделий высока, но людей это не останавливает. Я никогда не делаю одинаковые изделия. Все эксклюзивное, поэтому моя работа будет цениться», - поведал он.

К слову, все время пока корреспондент беседовал с мастером кузнечном дела, стук молотов и лязг железа не прекращался. С непривычки казалось, что шум будет стоять в голове долгое время.

«А для меня это уже как музыка. Можно сказать, что я счастливый человек, у меня работа, которую я люблю», - заключил кузнец.

Вероника Малышева
Фото Вероника Малышева






Читайте нас в Telegram, только самое важное!
Наверх