Menu
RSS

Мы в социальных сетях:

TwitterFacebookYoutubeInstagramTelegram

Победившая партия вновь будет играть роль «Ак Жола»

  • Прочитано 4309 раз

Самый доступный и разговорчивый из бывших парламентариев – Кубанычбек Исабеков сегодня пишет книгу и готовится уйти в глубокую оппозицию. О его политических прогнозах и о том, что принесли ему борьба с «Кумтором» и новая революция – читайте ниже.

- О вас ничего не слышно с апрельских событий, в то время как ваши коллеги по депутатскому корпусу давно вышли в свет с заявлениями по поводу и без. С чем связано ваше молчание?

- Я не молчал…

От автора: Тут экс-вице-спикер ушел в историю, которая началась еще за месяц до переворота: рассказывал, как 6 марта незапланировано, но по указанию Бакиева, отправился поздравлять нарынчанок с Женским днем, а вместо этого угодил на откровенный разговор с оппозицией, недовольной тем, что 16 тысяч нарынских семей не имеют никакого заработка и даже не получают 200 сомов компенсации. Вследствие чего, по словам Исабекова, родилась служебная записка и пара встреч с Бакиевым, во время которых Исабеков убеждал президента в необходимости отставки правительства, а глава того самого правительства, Усенов, обвинял депутата в противодействии «Ак Жолу». Заканчивалась история 7 апреля, когда Исабеков опять же требовал отставки правительства и проведения внеочередной сессии парламента, после чего, сдав «на пульт» опустевшие стены любимого парламента, депутат направился на площадь.

- Я увидел, как из Белого дома вышли армейские КАМАЗы и двинулись в сторону мкр. «Восток-5». Наверное, подвозили боеприпасы или спецназ. Видел, как из Белого дома выскочили джипы, открыли окна и начали стрельбу по людям. Я убежден, что организованного штурма Белого дома не было… Поздно вечером меня снимал «Мир»: я просил Бакиева ради стабильности уйти в отставку, и в эту же ночь написал письмо на имя Отунбаевой, Текебаева. Что в случае необходимости готов собрать парламент, чтобы подписать постановление о назначении премьер-министра, а затем подать в отставку. Несколько раз пытался с ними связаться: Отунбаева вроде была не против, но ее коллеги… Если бы они с моими предложениями согласились – сейчас все было бы нормально.

Говорите: «почему вас не слышно»… Я не спал, я просил всемерного содействия в стабилизации, и прежде всего снижения цен на ГСМ… Встречался со спецпредставителем Назарбаева, просил не закрывать границы, с представителем ОБСЕ, послами Казахстана, Америки, России. Буквально недавно встречался с Отунбаевой, Муралиевым, Текебаевым. Просил: нам не надо денег, мы соберем 10-15 видных политиков – и на юг поедем, ряд предложений по стабилизации передал, но ответа нет.

А вы знаете, что, когда началась «охота на ведьм», на меня, на моих близких устроили настоящие гонения?! А что плохого сделал Исабеков? Сейчас заново копаются в парламентской деятельности, чтобы найти что-нибудь на Исабекова… Меня обвиняют в том, что я подписывал соглашение о продаже Каркыра. Это абсурд! Депутат не подписывает соглашения! Его подписывает президент или правительство. А депутаты только принимают на ратификацию, утверждают или отрицают. Когда голосовали в парламенте – я вообще, был в Америке, разбирался с «Кумтором».

- Вас называют «бакиевской фигурой, ведь основную карьеру вы сделали при нем?

-До Бакиева я был депутатом еще в 2005 году и был вице-спикером третьего созыва с июня 2006. В «Ак Жоле» не все виноваты: 118 тысяч членов! Были в парламенте, конечно, близкие Бакиеву люди, которые один раз в неделю к нему заходили…Что характерно, я попадал к нему, может быть, раз в полгода. Если бы я был бакиевский, мне бы тоже «Героя» присвоили. И еще повысили бы в должности, или я бы участвовал в приватизации и т.д. Вы слышали когда-нибудь такое обо мне? Нет. В коррупции я не участвовал, в финансовых аферах тоже.

Нарынцы и баткенцы, кстати, ратовали за присвоение мне звания «Героя». Но «Героя» он присвоил Акрамову. Я нисколько не жалею. Главное, что народ просил. Я в Нарынской области не чужой. Я там работал, и все мои братья там работали, и друзей много у меня там. По кыргызским обычаям «окул-ата» у меня в Нарынской области 4 крестных сына. А всего у меня 17 крестных детей, которые за меня не отвечают и, соответственно, я за них не несу никакой ответственности – просто родители и дети выбирают себе «окул-ата», на свадьбе назначают.

- Многие ваши коллеги ездили в Москву за поддержкой. А вы?

- Меня приглашали, но я не ездил.

-Почему?

- А в какой поддержке я нуждаюсь? Я хожу с открытым лицом по городу. Буквально перед вами нарынчане встретили меня, я из машины вышел: мы поддержим, иди в политику. Перед вами из Джеты-Огуза приехал человек, тоже настаивает. Бывшие парламентские тоже говорят: надо идти.

- А вы что отвечаете?

- Если такие вещи будут продолжаться, я уйду в глубокую оппозицию нынешней власти.

- Что вы имеете в виду под «такими вещами»: вашу личную травлю или то, что сейчас происходит с экономикой в стране?

- И то, и другое. Мне много чего непонятно. Я откровенно написал, что образовалось «двухголовое» правительство. Надо президенту принимать решения: ее народ избрал, она должна нести ответственность. Дать Муралиеву заниматься экономикой и хозяйственными вопросами, а самой взяться за стабильность государства, за внешнюю и внутреннюю политику, как подобает по Конституции президенту, а так сейчас она мучается между двумя правительствами. Вы знаете, Муралиев сейчас даже секретаря или водителя не может нанять - у него нет своего аппарата. Есть закон, который сейчас грубо нарушается. Временное правительство имеет больше полномочий, чем техническое.

Я Отунбаевой сказал: распустите это правительство, создайте нормальное, не переходного периода, не техническое… Обычное - как в Конституции написано. У меня никогда не было плохих отношений ни с Сариевым, ни с Текебаевым, ни с Бекназаровым, тем более с Отунбаевой. С ней даже добрые взаимоотношения.

- Почему вы всегда были таким рьяным противником «Кумтора»? В чем причина?

- Во-первых, сейчас нет кого-либо, кто знает больше меня. Я и родом оттуда, из соседнего села. Мама моя с Барскауна. Я с детства знал это месторождение. И когда вылили цианиды, мои родные пострадали. И я всегда догадывался, что нехорошее соглашение подписали при Акаеве, потом Танаев продолжил. А разве я плохо сделал? У меня даже есть номера счетов тех «великих полководцев», которые они имели на Канарских островах. И сколько денег туда ушло, тоже знаю.

- Но многие говорят, что борьба с «Кумтором» принесла вам дивиденды - политические и материальные.

- Вы знаете, когда я в 2005 пришел в парламент, плотно занимался миграционной проблемой. Тут был очень серьезный паспортный кризис. Я всегда занимался проблемными вопросами, и добивался их решения. Причем тут дивиденды? Мне их не надо было…

- И положа руку на сердце, вы можете сказать, что ничего для себя?

- А разве плохо, что за прошлый год Иссык-Куль получил 200 миллионов, а Кыргызстан за год разборок - 4,412 миллиарда сомов. Один Жети-Огузский район получил 170 миллионов. Это разве не победа?

- А лично вы?

- Кроме нервов и проблем со здоровьем - ничего. Разве мне кто-то копейку платил, когда я ездил в Монголию, исследовал месторождения – «Бооро», «Гацурт». Кто-то платил мне деньги, или помог мне, когда меня «зажимали» в аэропорту в Америке… Я не националист, но кто мне помог, когда евреи зажимали меня в аэропорту? Мне надо было получить ТЭО, а мой чемодан фактически заталкивали в самолет. Я не знаю английского, Роза Исаковна мне переводила... Я его (сотрудника аэропорта – авт.) чуть за шиворот не взял: я тебе не шофер, ты чего командуешь мной, у меня дипломатический паспорт. Я изучал экологическую проблему, что такое трастовый счет. И только в Нью-Йорке, я тайным путем добился документов - у меня полное ТЭО на «Рен»… Мне что, больше всех надо было? Вы знаете, сколько угроз у меня в жизни было?

Я без лекарств перестал спать. Меня мама, жена просила: когда же ты бросишь? А ни один депутат не поддержал меня, ни в один суд со мной никто не сходил - все боялись. Если вы помните, в 2009 году, меня в пух и прах меня разнес Бакиев. Он мне сказал, когда я написал Закон о национализации «Кумтора»: как ты можешь остановить такое производство? Худо-бедно они дают деньги. Но народ должен знать, что это было настоящее коррупционное соглашение. Если бы не было его в начале 90-х, мы бы хорошие проценты получили - намного больше 33%. Потом Танаев продал за бесценок еще 18% акций - тем же канадцам через двух граждан еврейской национальности, подданных Канады. И еще 10 миллионов заплатил им за, якобы, брокерские услуги. И эти акции были арестованы. И кыргызские акции стояли – их не могли ни продать, ни на биржу выставить, ни кредит взять. А сейчас освободились. Атамбаев пытался сделать новое соглашение - оно улучшало условия, я об этом открыто говорил, но мы-то сделали еще лучше. Разве Атамбаев был в Америке? Разве он исследовал месторождения? И мы бы знать не знали, что у нас есть месторождения.

- Чем, по-вашему, вы не угодили новой власти?

- Любой партии, любой власти не нужен человек, который пользуется авторитетом. Это, чтобы я им дорогу не переходил. Шельмуя Исабекова – хотят получить его место в парламенте.

- Так все-таки в парламент вы собираетесь?

- Я пока не состою ни в одной партии, я пока не решил.

- Страна справится с парламентской формой правления?

- Хотите честно скажу? Недавно Текебаеву сказал: слушай, Омурбек Чиркешович, временное правительство в количестве 14 человек представляло три партии, и не смогло найти общий язык, чтобы вывести страну на должный уровень, а в парламенте 120 человек. Маленькому Кыргызстану не нужно столько депутатов. Сколько человек придется кормить. Вот парламентская власть в Молдове уже 2,5 года не может найти общего языка: часть хочет в Бессарабию, экономика в упадке, в политическом плане стабильности нет. Мы хотим второй такой страной в СНГ стать?

Никому вокруг нас парламентская власть не нужна - Казахстану, Узбекистану, Таджикистану, даже Китаю. Временное правительство узурпировало власть и по-своему решило. И теперь получается, что полномочия президента сняли и передали премьеру - от перемены мест слагаемых ничего не поменялось. А победившая партия вновь будет играть роль «Ак Жола».

- Наличие оппозиционных партий обеспечит ту прозрачность, о которой говорят?

- Великое сомнение. Разве наличие оппозиционной СДПК обеспечило прозрачность? Нет. Кроме голой критики ничего не было. Я сомневаюсь, что теперь они позволят что-то большее.

- Почему вы, будучи депутатом, охотно выступали по любому мало-мальски значимому событию? Это ваша гражданская позиция, осведомленность или желание быть на виду, на слуху?

- Я как и все имею недостатки, но я всегда был настойчив, целеустремлен, добивался результатов, никогда не отступал. Мы выросли без отца - семь братьев-сестер, трудности мы все испытали. Отец рано погиб, слава Богу, мама жива, живет со мной. Я знаю вкус черного хлеба, что такое материнское отношение… А отцовского участия я, конечно, не получил. Слава богу, есть старший брат, который заменил нам отца. Я до сих пор общаюсь со своими учителями, когда приезжаю на родину, сначала к ним зайду, а потом домой. Я никогда не забывал малую родину. И еще вот, что скажу: большинство депутатов, к сожалению, сидели в парламенте до обеда. А работающему депутату всегда есть дело.

- Вы сказали об учителях. А помните, во время встречи с Жириновским мы с вами сильно спорили. Вы ратовали за пансионат для депутатов СНГ, а я сказала, что вы, как народный избранник и представитель госвласти, лучше бы организовали пансионаты для учителей и врачей. На что вы ответили, что об этом должно было позаботиться государство… В принципе, вы бы заработали очень преданный электорат, но…

- Я отвечу одним примером. Когда произошло землетрясение в Кочкорке, часть домов в Тюпском районе тоже пострадала. И мы депутатской группой ездили по Иссык-Кульской области. Там есть Светлый мыс - хорошая база, которую потом в Минздрав передали. И мы с вице-премьером решили: давай мы договоримся, чтобы передали в Минобразования, потому что сейчас там все разрушается. Я никогда ваш совет не забывал. Кроме того, каждое министерство имело свою здравницу на Иссык-Куле. А сейчас, кто мешает временному правительству передать то, что они, якобы, национализировали, учителям и врачам? Никто.

- Чем вы сейчас занимаетесь, вы официально вне политики? Занимаетесь бизнесом?

- Я политик. Бизнесом официально не занимаюсь. Когда был в политике – ни одного дня не занимался бизнесом, было некогда. Пишу книгу про «Кумтор». Встречаюсь с политиками, с представителями партий. Сам ни к кому не ходил. Посетил Чехию, встретился с другом в Германии, изучал туристический потенциал, возможности и технологии - я же давным-давно был председателем совета директоров Ассоциации «Иссык-Куль». Лечился. Сейчас, слава Богу, без лекарств пять часов сплю.

Татьяна Орлова

Читайте нас в Telegram, только самое важное!
Добавить комментарий


Наверх