×

Предупреждение

JUser: :_load: Не удалось загрузить пользователя с ID: 64
Menu
RSS

Мы в социальных сетях:

TwitterFacebook

 

Демократия может быть только западная. Почему?

  • Прочитано 4210 раз

После парламентских выборов ряд политиков и представителей околополитической среды заявили о том, что состоявшееся голосование является победой демократии. Действительно ли это так, или мы стали свидетелями и участниками одной из самых масштабных афер в истории?

Демократия в Кыргызстане – это миф, чье предназначение – держать народ в узде. Причем в узде незаметной, такой, что сами люди – даже образованные и более чем интеллигентные, не замечают этого «мягкого» рабства и даже всеми силами защищают это положение вещей. Возможно ли такое? Возможно ли дурить миллионы жителей на протяжении 20 лет? Как оказалось вполне. И вся история независимого Кыргызстана тому подтверждение.

Начнем с того, что навязываемый нам как единственно правильный путь (демократия в ее специфическом западном варианте) не является единственной формой устройства человеческого общества. Что касается «правильности», то она тоже вызывает очень большие сомнения. Тысячи лет народы и государства жили, не зная о парламенте, разделении властей, свободе слова и прочих атрибутах демократии, которые сегодня провозглашаются обязательными и чуть ли не святыми. Можно ли сказать, что эти общества развивались неправильно? Вряд ли. Просто каждый народ выбирал то устройство, которое лучше всего соответствовало его мировоззрению, культуре, пониманию того, что такое власть, что такое свобода, и что такое подчинение. И почти в каждом из этих устройств были элементы, которые сегодня мы называем демократическими.

Еще до образования государств вожди племен избирались голосованием, а те или иные формы народных собраний существовали у всех народов, населяющих Землю. Даже самые, казалось бы, деспотичные режимы (например, в Древнем Востоке) не забывали подчеркивать, что их власть направлена на защиту народа и народом поддерживается. В то же время классический пример демократии – греческие Афины – является весьма и весьма специфическим примером. Да, там существовало народное собрание. Однако участвовать в нем и принимать важные для полиса решения мог узкий, ограниченный круг – граждане (демос). Остальные населявшие Афины люди – рабы и уроженцы других городов, не имеющие гражданства, правом голоса не обладали. Хотя и составляли подавляющее большинство от общего числа жителей.

Этот краткий экскурс в историю мы сделали для того, чтобы показать: общественное устройство (в том числе и демократические элементы в нем) – вещь очень подвижная и неоднородная. Да иначе и быть не может. Общественное устройство – это производное от других особенностей того или иного народа – культуры, мировоззрения, религии и т.д., и изменяется вместе с самим обществом. Впрочем, ходить за примерами в глубины истории не требуется. В современном мире едва ли не столько же форм правления и общественного устройства, сколько государств. Даже сама демократия обладает специфическими чертами в каждом конкретном случае. Вот, например, Сирия или Франция. И там, и там – выборы, формальное разделение ветвей власти, многопартийность. Но является ли их внутреннее устройство абсолютно идентичным? Ни в коем случае.

Это один из многочисленных примеров того, что единого стандарта демократии не существует. Более того, выдавать один из многочисленных вариантов общественного устройства (и демократии) за исключительно верный, и при этом объявлять все другие варианты порочными, - чревато опасными последствиями. Когда политическое устройство входит в разрушительное противоречие со всеми другими сторонами жизни общества (культура, менталитет, особенности экономического уклада и т.д.), результаты могут быть самыми плачевными – вплоть до распада страны и кровавых гражданских противостояний.

Маниакальные наклонности Запада

Между тем, последние 20 лет Кыргызстану (равно как и всему остальному миру) навязывается демократия как некий единый стандарт. Ему нужно неукоснительно следовать, иначе рискуешь быть обвиненным в авторитаризме и прочих «смертельных» грехах. Этот стандарт – западная демократия. И хотя она является таким же плодом цивилизационно-культурного развития одной конкретной цивилизации (западной, хотя, если быть более точным, англо-саксонской), ее объявили «общечеловеческой» и правильной. Мол, все остальные формы общественно-политического устройства – это досадные недоразумения и возмутительные отклонения. А потому, нужно равняться на Запад и, не считаясь с потерями, внедрять у себя ценности ИМЕННО ЭТОЙ формы демократии.

Эти потуги представить собственную цивилизацию вершиной развития можно было бы считать безобидной причудой. Мало ли кто страдает от мании величия?! Но беда в том, что у Запада сегодня есть силы и возможности, чтобы не просто заявлять о собственном величии, но и навязывать свои «правила игры» всему остальному миру. Так что внедрение собственной формы демократии стало не чем иным, как способом экспансии. Причем гораздо более эффективной, чем экспансия военная (хотя при необходимости не гнушаются и этим): покоряемые подчиняются не столько силой, сколько внушением. Как это делается? Сначала западная демократия объявляется единственной правильной формой политического устройства, затем доверчивые народы в «демократическом опьянении» свергают старую власть и насаждают новую – как им кажется, более справедливую, НАРОДНУЮ! Все! Можно считать, очередная жертва попала в ловушку.

Участие народа в управлении более чем фиктивное. Ему кидают давно уже обглоданную кость с барского стола – возможность участвовать в выборах. Вернее, возможность опустить бюллетень (термин «участие» - это преувеличение). Все остальное решается без него и зачастую против него. Зато теперь государство становится полностью контролируемым Западом. Внедрение «демократических ценностей» лишает государство возможности вести самостоятельную политику. Любая попытка отстоять свое право - самим решать,что нужно стране, а что нет, клеймится как нарушение демократии, как авторитаризм. Теперь решения о судьбе страны принимается далеко за ее пределами. А потом в виде «рекомендаций» «спускается» туземным элитам. Хотите создать благоприятные условия для собственных товаропроизводителей? Не получится! Это авторитарная тенденция (читай: удар по интересам западных фирм, доминирующих на мировом рынке!) Собираетесь укрепить государственную власть и вооруженные силы для защиты государственных интересов? Удар по демократии (читай: нежелание Запада иметь сильных и самостоятельных конкурентов)! Вас возмущает поток пошлости и безнравственности, которыми наполнена масс-культура? Не смейте ее ограничивать, ведь это удар по свободе слова (читай: по стремлению Запада создать отупленное и покорное стадо из жителей планеты!)

Таким образом, демократия, так упорно навязываемая самым различным странам, вовсе не призвана сделать их жизнь лучше. Ее цель – лишить народ способности к сопротивлению. Дав мифические блага (вроде «свободы» слова или участия в «альтернативных» выборах), посредством демократии западная цивилизация получает куда большие (и реальные!) выгоды. Сама идея западной демократии – это как яд, который паук впрыскивает в жертву, чтобы лишить ее воли к сопротивлению и затем высосать все жизненные соки.

Свобода для избранных

Посмотрим на эту проблемы с точки зрения развития Кыргызстана за последние два десятка лет. В конце 1980 – начале 90-х годов нам усиленно промывали мозги, твердя о том, что существующее устройство порочно и недемократично. Ярлыки можно навешивать любые. Но факт остается фактом: в условиях тогдашнего Кыргызстана советская система была наиболее органичной и соответствующей долговременным интересам практически всех слоев населения. Она обеспечивала людей всем необходимым для полнокровной жизни – работой, отдыхом, жильем, питанием, безопасностью и культурой. Но потом людям внушили, что западная демократия (продукт совсем иного общества и иной культуры) гораздо лучше во всех отношениях. Сможет ли она прижиться на нашей почве – радикально отличающейся от западноевропейской или североамериканской, никто почему-то не спрашивал. А зря. Новое устройство, дав мифические и смешные блага вроде альтернативных выборов, забрала все остальное – и гарантированную работу, и бесплатное жилье, и безопасность, и культуру.

Но, может, свобода слова и альтернативные выборы действительно важнее? Если бы они на самом деле были, спор еще имел бы хоть какой-нибудь смысл. А что в реальности? Разберемся со свободой слова. Есть ли она у нас? Ну, разве что в документах и речах власть предержащих. Мы живем при капитализме. Так? Господствующая форма собственности при капитализме – частная. И распространяется она не только на заводы и пароходы, но и на СМИ. Подавляющее большинство печатных и электронных изданий имеют своего владельца, который вкладывает в них деньги. Для чего? Не для благотворительности, а для защиты своих собственных интересов и влияния на общество. Следовательно, направленность издания строго определена, а материалы фильтруются в соответствии с интересами владельца. Это ли не цензура? Еще какая! Советская, по сравнению с ней, отдыхает. Тогда цензура осуществлялась самим государством – запрещалось лишь то, что шло в разрез с государственными интересами. Сейчас же цензоры стали куда более изощренными.

С правительственными СМИ тоже все ясно. Свобода слова в них ограничивается по-прежнему. Проще верблюду пролезть через игольное ушко, чем противникам власти попасть на страницы правительственных изданий. А вот как быть со СМИ, владельцами которых является сам коллектив? Наверное, вот он – оплот свободы слова в демократическом обществе! Никаких ограничений со стороны мнительных владельцев и властей… Не тут-то было! Источником доходов для таких медиа является реклама. И вот что получается в итоге. Для примера возьмем недавнюю забастовку технического персонала компании «Кумтор». Как освещали ее большинство СМИ? Да, приводились требования недовольных сотрудников. Но при этом саркастически напоминалось, что они и сейчас неплохо зарабатывают. Слово для комментариев почти исключительно предоставлялось не бастующим, а руководству компании. В итоге у читателя и телезрителя складывалось вполне определенное впечатление – что сотрудники с жиру бесятся, что их требования незаконны, и что мешать работе месторождения, которое приносит столько денег в казну – настоящее преступление. А все почему? Потому что компания «Кумтор» является частым и очень выгодным заказчиком рекламных материалов. Лишаться такого источника доходов СМИ не хотят. А потому стоят на защите интересов рекламодателей.

А вывод таков: при нынешнем устройстве общества свобода слова является фикцией. СМИ отражают интересы не широких слоев общества, а небольшой кучки КРУПНЫХ СОБСТВЕННИКОВ – владельцев изданий и рекламодателей. Соответственно, и силы, выступающие против существующего общественного устройства, никогда не попадут на страницы и экраны средств массовой информации. Это свобода слова? Свобода для тех, у кого есть деньги «заказывать музыку». А поскольку деньги для этого есть лишь у маленькой кучки богатеев, то и весь информационный фон является исключительно ИХ СОБСТВЕННОСТЬЮ.

И это вовсе не «отклонение дикого капитализма». На самом Западе ситуация та же самая. И там СМИ принадлежат крупным бизнесменам, а немногочисленные «общественные издания» целиком зависят от рекламодателей – опять-таки крупных бизнесменов. Вспоминается встреча с депутатом немецкого Бундестага. Речь зашла о свободе слова. Парламентарий, естественно, уверял, что в его стране она есть. Но при этом сказал более чем любопытную вещь про одно из ведущих изданий Германии – «Шпигель»: журналистам разрешается публиковать любые материалы, за исключением… И далее шел довольно внушительный список запретов. В частности, не допускается подвергать сомнению рыночную экономику, существующий политический строй и так далее. Вот вам и свобода слова!

Известную независимость к настоящему времени сохраняет Интернет. Но и его ресурсы в последнее время подвергаются ускоренной коммерциализации.

Выбор без выбора

Схожая ситуация и с выборами. Когда-то нам внушили мысль, что альтернативные выборы гораздо важнее сытости и безопасности. В итоге люди принесли равенство социальное в жертву равенству политическому. Не подумав о том, что последнее в отсутствии первого является пустышкой, мифом. Мы поверили, что при демократии голос рабочего равен голосу олигарха. И жестоко просчитались. Социальное неравенство и справедливость – понятия несовместимые. При существующем строе богатые просто-напросто скупают голоса бедных. Достаточно вспомнить прошедшие выборы. Кто в итоге прошел в парламент? За кого голосовали люди? За честных и порядочных? Нет! За тех, у кого были деньги на «раскрутку», кто тратил миллионы на тиражирование своих сытых физиономий и кричащих лозунгов, кто был в состоянии подкупать голоса электората.

Вот она – главная черта нашей демократии. Нарушения в ходе самих выборов – это пустяки. Главное действие совершается задолго до дня голосования. В результате во власть попадают не рабочий и доярка, знающие проблемы народа не понаслышке, а богатеи, чьи интересы ой как далеки от интересов подавляющего большинства граждан. В этом отношении советский строй был гораздо более эффективен в плане социальной мобильности. Система советов, хоть и с неизбежными сбоями, но давала возможность пополнять управленческий аппарат действительно достойными кадрами. Причем кадрами из самой гущи народа. Выходец из беднейших крестьян, не имея богатых родителей и денег «на раскрутку», но, получив хорошее образование и пройдя всю управленческую лестницу от простого работника или секретаря комсомольского райкома, мог стать директором завода или министром. Сейчас такое представить сложно. «Двигаться» (в социальном и политическом смысле) может лишь ограниченная каста собственников.

Кроме подкупа (неважно, прямого или непрямого), богатые всеми силами отталкивают бедных от участия в политике. И это им удается. Бесконечный спектакль политических скандалов, ничтожество продажных политиков формирует в массовом сознании политическую апатию, мысль, что «политика – дело грязное», что от нас ничего не зависит, и на выборы лучше вообще не ходить. Так от выборов отсекается значительная часть населения. В Кыргызстане, к примеру, 10 октября на участки пришли чуть более половины избирателей. Но выборы признаны состоявшимися! А ведь во многих странах явка избирателей и вовсе снижена до 30, 25 процентов. Бывает ее и нет вовсе. Потому что жители с большой неохотой участвуют в этом политическом фарсе под названием «демократические выборы». Вот вам и демократия!

Альтернатива есть!

Впрочем, для нашей страны принятие западной демократии в качестве общественного устройства имело и другие печальные последствия. Новый строй возродил, казалось бы, забытые патриархальные традиции. Трайбализм из преследуемого явления превратился в едва ли не главную основу политической жизни современного Кыргызстана. Дело в том, что разбуженные традиции соединились с искусственно внедряемыми западными ценностями. В результате возникло уродливое создание из двух частей. Первая – это патриархальные пережитки. Они могут быть безобидными и даже полезными (например, в виде взаимопомощи – ашара и т.д.), но только если стоящая над ними государственная власть не дает традициям вырваться из этих ограниченных рамок. Такой подход не ограничивает самостоятельности народа в решении его частных проблем, но в то же время гарантирует развитие страны в едином для блага всего народа русле. Однако 20 лет назад родовая демократия аилов соединилась с чуждой практикой Запада, где политика представляет собой стихию рынка. Нам было заявлено, что политика – это рынок с конкуренцией, где партии и лидеры выступают как продавцы политических товаров (программы, лозунги, рекламные щиты и ролики), которые ищут для себя покупателя (то есть избирателя).

На самом Западе такой подход выработан в результате собственного развития и не имеет тех отрицательных последствий, какие рождает у нас. Просто традиционной, низовой основы общества ни в Европе, ни в Штатах давно уже нет. Она уничтожена несколько веков назад. В итоге человек там оказался оторван от корней, а общество превратилось в простую совокупность индивидов – продавцов и потребителей различного рода товаров. Проблемы трайбализма на Западе не существует в принципе. Но даже там многие эксперты озвучивают опасения, что представление политики в образе рынка уничтожает целостность общества, превращает его в неупорядоченную мозаику различных, зачастую враждебных интересов. А что тогда говорить о традиционных обществах (в т.ч. Кыргызстане), в которых эти черты накладываются на сохранившуюся патриархальную структуру?! Под угрозой оказывается целостность общества, реальностью становится распад на регионы и племена.

Таковы они – характерные особенности нашего общественного устройства. Стоили ли они того, чтобы разрушать 20 лет назад уже сложившееся и куда более соответствующее и нашим традициям, и потребностям каждого отдельного человека жизнеустройство, ломая судьбы тысяч людей? Вопрос риторический. Но зато – демократия! Только весьма специфическая. Такая, что народ, который, согласно лозунгам, должен принимать решения о своей судьбе, находится на положении раба. И пусть это рабство не всегда заметное, «мягкое», но оно намного эффективнее принуждения открытого, незамаскированного. При этом демократическом рабстве ты можешь говорить все, что хочешь. За исключением того, что идет в разрез с существующим строем. Иначе тебя обвинят в авторитаризме и отсталости, лишив доступа и к СМИ, и к власти. Для этого есть целый арсенал хорошо зарекомендовавших себя средств – система созданных на западные деньги неправительственных организаций, играющих роль Цербера на страже демократии; опять-таки, СМИ, отражающие интересы элиты; а также, в случае необходимости, - рычаги влияния из-за бугра: экономические санкции и «миротворческие» контингенты НАТО.

Впрочем, особой нужды в ограничениях и нет. Просто средства массовой информации так промывают разум большинства граждан, что они свято уверены: существующий строй – единственно верный, и альтернативы ему быть не может. Голодают – но уверены, теряют спившихся и сгинувших от наркотиков родных – но уверены… Ведь демократия - вершина прогресса!

На самом деле, альтернатива есть. Внедренная у нас западная демократия – вовсе не наилучший общественный строй. Может, для самого Запада и наилучший. Но это их дело. Остальные народы вовсе не обязаны примерять на себя чужое платье. Особенно если оно не подходит ни по размеру, ни по материалу, ни по фасону. У каждого народа свой путь развития. Соответственно, и политическое устройство в нем должно иметь свои собственные, специфические черты. Только так можно избежать трагического и глубокого кризиса – экономического, политического, культурного, в котором мы живем уже столько лет. И это вовсе не означает, что это специфическое общественное устройство не будет демократическим. Будет. И, возможно, даже более демократическим, чем строй западный. Но – по-своему.

Главная мысль, которую мы хотели донести этой статьей – что не нужно верить забугорным оракулам и их местным лакеям, что альтернативы нет. Она есть, и нужно ее искать. Искать всему обществу в целом и интеллигенции – в частности. И пора уже! А то окостенели что-то наши интеллектуалы, обмельчали, попав под влияние чуждых идей и манящих грантов. Запад – это не вершина развития. Более того, на наш взгляд – это черная дыра, которая, засосав все остальное человечество, может уничтожить и культуру, и разум, и жизнь на Земле. Поэтому нужно обращаться к иному опыту. И к собственному (развитие в составе СССР), и к уникальному и часто очень успешному опыту соседей (Китай, Иран, Сирия, Белоруссия). Только так можно выжить и сохранить самостоятельность в современном мире.

Сергей Кожемякин

Комментарии  
0 # Алишер 22.08.2011 06:36
Надо бы эту статью в листовках распространить, интернетом всё таки не все пользуются!
Цитировать | Сообщить модератору
Добавить комментарий

Наверх