×

Предупреждение

JUser: :_load: Не удалось загрузить пользователя с ID: 64
Menu
RSS

Мы в социальных сетях:

TwitterFacebookYoutubeInstagram

Кыргызстан находится в состоянии войны. Иначе, почему гражданских судят военные?

  • Прочитано 4078 раз

Председатель суда по делу о событиях 7 апреля Жакыпбек Бектемиров сравнил нынешнее судилище с Нюрнбергским процессом. 20 ноября нынешнего года началу этого самого Нюрнбергского процесса исполняется 65 лет. Первое же заседание «Бишкекского процесса» прошло 17 ноября, и окончательно перенесено на 22-е. 

Нравится это господину Бектемирову или нет, но сравнивать два этих процесса – значит, ударяться в демагогию. Можно бы назвать ее никому не нужной, но проблема в том, что нужна она слишком многим.

Прежде всего, тем, кто после 7 апреля самопровозгласил себя временным правительством. Чтобы снизить народное недовольство их, в большинстве своем, откровенно топорными методами управления страной, нужен так называемый «белый шум». Вроде «Закона о люстрации» или процесса по делу 7 апреля. Пока народ обсуждает, кому и сколько на нем дадут, можно и дальше «пилить» грантовые миллионы. Или продолжать перетаскивать чужие кошельки в свои карманы. Тех, кто смеет сомневаться в непредвзятости «Бишкекского процесса», уже объявили «врагами народа». Если следом за этим в стране появятся «тройки» и прочие «прелести» репрессий 1930-х годов, удивляться не стоит.

А сам Жакыпбек Бектемиров? Не потому ли он так старается, что хочет реабилитировать себя перед временными? За то, что когда-то «влепил» экс-министру обороны Исмаилу Исакову 8 лет? Теперь Исаков – депутат от социал-демократов. Тех самых, к коим до апреля сего года принадлежала и Роза Отунбаева. Так что, кто знает, как оно потом сложится для судьи Бектемирова?

Но если уж г-н Бектемиров настаивает, есть смысл провести параллели между «Нюрнбергом» и «Бишкеком». Причем, в отличие от председателя Военного суда Бишкекского гарнизона, основываясь на фактах.

Итак, начиная с 1942 года премьер либерального по самое «не балуй» государства Великобритания Уинстон Черчилль неоднократно заявлял, что нацистских главарей надо казнить без суда. Лидер «тоталитарного» Советского Союза Иосиф Сталин, коим либералы, наверное, пугают своих детей в целях воспитания, возражал: «Что бы ни произошло, на это должно быть соответствующее судебное решение. Иначе люди скажут, что Черчилль, Рузвельт и Сталин просто отомстили своим политическим врагам». В свою очередь, Франклин Рузвельт (президент США, избранный от демократической партии), услышав, что Сталин настаивает на суде, заявил, что процедура суда не должна быть «слишком юридической». А американский генерал Дуайт Эйзенхауэр – тоже будущий президент – предложил расстреливать представителей вражеского руководства «при попытке к бегству».

По поводу «Нюрнберга» российский историк Юрий Рубцов пишет: «Процесс отличался невиданной гласностью: все 403 судебные заседания были открытыми. На них присутствовали более 60 тыс. человек, в том числе немцев. Процесс велся одновременно на четырех языках, включая немецкий. В мировой прессе его ход освещали около 250 корреспондентов. Важнейшей чертой процесса также стала безукоризненная правовая обоснованность (здесь и далее выделено мной – Д. О.). Суд заслушал 116 свидетелей, вызванных как обвинителями, так и защитниками, было исследовано более 4 тысяч документальных доказательств. При этом решающая роль принадлежала официальным документам, составленным в свое время подсудимыми. Документы били не в бровь, а в глаз, тем более что отмежеваться от их авторства гитлеровской верхушке при всем желании не удалось».

Летом 2006 года заместитель председателя верховного суда Баварии Эвальд Бершмидт признал: «Сразу после войны люди скептически относились к Нюрнбергскому процессу (имеются в виду немцы). Это все-таки суд победителей над побежденными. Немцы ожидали мести, но не обязательно торжества справедливости. Однако уроки процесса оказались другими. Судьи тщательно рассматривали все обстоятельства дела, они доискивались правды. К смертной казни приговорили виновных. Чья вина была меньше, получили другие наказания. Кое-кто даже был оправдан. Нюрнбергский процесс стал прецедентом международного права. Его главным уроком явилось равенство перед законом всех - и генералов и политиков». Что в «Бишкекском процессе» общего с Нюрнбергским, кроме гласности? Может, 22 ноября что-то и появится, но по первым двум дням этого не скажешь. Хочется надеяться, суд выслушает всех свидетелей обвинения.

А что говорят о «Бишкекском процессе»? Адвокат офицеров спецназа «Альфа» Икрамидин Айткулов заявил журналистам одного из бишкекских информагентств: «Режиссеры назначенного во Дворце спорта имени Кожомкула судилища делают все, чтобы власти других стран не выдали правосудию истинных виновников гибели людей 7 апреля. И гособвинение в лице Генеральной прокуратуры, и суд намеренно грубо нарушают Уголовно-процессуальный кодекс и препятствуют объективному ходу разбирательства только потому, что вовсе не заинтересованы в установлении истины». И еще – он же: «Согласитесь, любая власть, заявляющая о своей цели добиться справедливости, делает все строго в рамках закона и по закону, чтобы у соответствующих органов тех стран, на территории которых укрываются преступники, не было ни малейшего повода отказать в их экстрадиции. А что происходит у нас? У нас все вывернули и поставили с ног на голову, и разводят руками: «Нам не выдают Бакиевых». И не выдадут, поскольку расследование проведено поверхностно, небрежно, наскоро, без соблюдения УПК».

А как объяснить тот факт, что гражданских лиц – Максима Бакиева, Данияра Усенова (обоих – заочно), Каныбека Жороева и Оксану Малеваную судят военным судом? Эти люди – далеко не ангелы. Если они действительно виновны, то должны сидеть в тюрьме, чтобы другим неповадно было. Но тут, похоже, попахивает правовым беспределом тех, кто после 7 апреля считает себя победителями. По идее, штатских должен судить гражданский суд. Если же их судят военным судом, то следом за этим надо признать, что Кыргызстан находится в состоянии войны. Только в этом случае военные суды имеют право судить гражданских. Могут возразить: но в Нюрнберге судили и гражданских тоже. Да, но эти гражданские все же имели воинские звания.

И напоследок: в Нюрнберге 12 обвиняемых приговорили к смертной казни через повешение (Мартина Бормана - заочно). Трое получили пожизненное заключение, а двоим дали по 20 лет тюрьмы. Еще двое – Константин фон Нейрат и несостоявшийся преемник Гитлера Карл Дениц получили 15 и 10 лет тюрьмы соответственно. Троих в Нюрнберге оправдали. Уже упоминавшийся здесь Иосиф Сталин учил, что исторические аналогии рискованны. Будут ли по аналогии с Нюрнбергским процессом вешать подсудимых в Кыргызстане – стране, где смертная казнь отменена?

Дмитрий Орлов

 

 

 

Добавить комментарий


Наверх