Menu
RSS

Мы в социальных сетях:

TwitterFacebook

 

Whatsapp-канал

Что может угрожать Кыргызстану в 2014 году?

  • Прочитано 3862 раз
Вызовов, как свидетельствуют эксперты, предостаточно. Другой вопрос – уровень, накал возможного взрыва

Основные рисковые тренды Кыргызстана в текущем году это:

- вступление в Таможенный союз. Реальное присоединение к ТС ожидается в январе 2015 года. Правительством КР уже фактически одобрена Дорожная карта – процессуальный документ, согласно которому будет проходить поэтапное изменение экономических преобразований внутри республики в соответствии с требованиями Таможенного альянса;

- вывод основных сил НАТО и МССБ из Афганистана, и ожидаемый в связи с этим всплеск активности террористического подполья (в рамках известной «Проблемы-2014») как в приграничье с СНГ, так и проникновение джихадистов в Кыргызстан, при поддержке внутренней «пятой колонны»;

- выборы в Жогорку Кенеш, назначенные на 2015 год, и закономерное оживление в преддверие этого события различных оппозиционных сил в республике, готовых к деструктивным действиям.

Важными, но скрытыми факторами, которые могут лечь в основу общественно-политических стихийных процессов в Кыргызстане, являются:

- ухудшение социального состояния основной части населения,
- усиление стагнации в реальном секторе экономики,
- всплеск радикальных настроений среди последователей доминирующей веры,
- рост напряженности на приграничных территориях,
- укрепление местных элит, нередко связанных с криминальными сегментами общества.

Давайте для начала рассмотрим некоторые угрожающие моменты.

Региональный фактор

В регионах Кыргызстана влияние власти достаточно слабое. Это признают многие исследователи, да и сами политические деятели.

Между тем, проблемы регионов, кроме набора экономико-социальных причин, содержат также и вопросы безопасности приграничья, особенно тему делимитации и демаркации госграниц. Нерешенность вопросов на этом направлении серьезно влияет на отношения между Кыргызстаном, с одной стороны, и Таджикистаном и Узбекистаном - с другой. Если по Таджикистану из 970 км не определены 451 км, то по Узбекистану из 1375 км не описано 320.

На этих неурегулированных участках постоянно возникают опасные ситуации, часто переходящие в прямые столкновения гражданских и военных лиц, приводящих к жертвам.

Ферганская долина, будучи самым густонаселенным регионом в Центральной Азии, унаследовала целый ворох сложностей, оставшихся в наследство от Советского Союза – от водных вопросов до споров за территории. При поддержке отдельных политических, деструктивных сил привести к конфликтам на границе – дело более чем простое.

Важнейшую роль в экономике и политике Кыргызстана до сих пор играет фактор «Север-Юг».

Географически Кыргызстан разделен на северный и южный регионы, что определило формирование внутриполитических сил в нашей республике. Регионализм оказывает сильное влияние на многие процессы – в Кыргызстане сохранено родоплеменное деление, и каждый приходящий к власти глава государства, рано или поздно сталкивается именно с этим фактором.

Регионально-этнический

Южный регион Кыргызстана относится к Ферганской долине ЦА, и исторически всегда был населен оседлыми народами. В силу собственной ментальности, эти граждане Кыргызстана, в частности, узбеки, соотносят себя с «материковыми» гражданами Республики Узбекистан. Этот фактор расценивается политэлитами КР как потенциально несущий угрозу территориальной целостности страны. Так, в 2010 году именно его использовали в качестве аргумента для подтверждения сепаратистских намерений лидеров узбекского этноса, обвиненных в организации массовых беспорядков в Ошской и Джалал-Абадской областях. Тогда более 300 тысяч беженцев-узбеков оказалось на территории РУ, но впоследствии они были выдворены обратно.

Однако между кыргызстанскими и узбекистанскими узбеками невозможно проводить параллель. Местные узбеки более свободны в выражении мыслей, требований, более обеспеченные. Узбекский фактор как важный электоральный момент всегда использовал первый президент Кыргызстана, умело играя на чувствах их лидеров. Наиболее важным для себя моментом узбеки Кыргызстана считают вопросы языка и представление в органах государственной власти. Языковой вопрос поднимается ими на протяжении всего периода независимости, и обрел наиболее острую форму с 2003 года, когда русскому языку был придан статус официального. После событий 2010 года, когда узбекские лидеры бежали из КР, этот слой электората стал открыт и доступен, и в настоящее время многие заявляют, что готовы идти на выборы, вступать в политическую борьбу, присоединяясь к наиболее мощной части политических сил.

Религиозный

Кыргызстан, с обретением независимости, как и многие постсоветские страны, столкнулся с проблемой духовного вакуума – отсутствие традиций в области вероисповедания вызвало к жизни целый массив вопросов как ментального, так и структурного характера.

КР провозгласила свободу вероисповедания как одно из основных прав человека. Но отсутствие в стране качественного законодательства и научной базы в области реализации этого права привело к хаосу.

Традиционно в нашей республике исповедуются две основные религии – ислам суннитского толка и русское православие. Иные конфессии представлены меньшим числом и свою роль в религиозном мире играют не столь активно, как бы им хотелось.

Православие опирается на четко выстроенную иерархию, в силу чего является прозрачным, что позволяет государственной власти отслеживать протекающие в этой общине процессы, и участие последователей этой религии в политической и социальной жизни.

Кыргызы относят себя к так называемым умеренным мусульманам, придерживающимся более гибких правил в отправлении канонических обрядов и традиций. Это, как правило, объясняется происхождением этноса и его кочевым образом жизни, где главенствующей религией было язычество.

Учитывая, что государство долгое время не контролировало деятельность религиозных организаций, в том числе, не проводило должных научных исследований в этом направлении, почва оказалась более чем удобной для взращивания деструктивных, хорошо организованных сил. Так, по оценкам военных аналитиков и специалистов из правоохранительных структур, в Кыргызстане активно действуют внешние террористические силы. Представители этих центров влияния на протяжении многих лет ведут свою деятельность в Кыргызстане. Результатами служат пропаганда подрывных идей, теракты, вербовка кыргызстанцев в зоны военных конфликтов. Активно действует ИДУ, «Хизб ут-Тахрир», «Акромия», салафиты, и другие движения.

В Кыргызстане в последние годы открылось большое количество частных медресе, школ, в которых обучают детей без координации госструктур – того же ДУМК или Минобразования. И очень часто сюда прибывают преподаватели из экстремистских центров, многие из которых имеют прямую связь с такими организациями, как «Талибан», «Джундаллах», «Аль-Каида». Они ведут активную работу, в силу чего угроза терроризма в Кыргызстане обострена.

К аналогичной сложности может привести и ситуация в христианском мире. В КР появилось очень много течений, кроме традиционного православия, включая деструктивные культы. В регионах уже возникают стычки на межконфессиональной основе между адептами магометанства и неофитами из лона различных церквей. По некоторым данным, число последователей протестантских и харизматических волн в среде титульного этноса в Кыргызстане уже превышает 20 тысяч активистов!

Эксперты видят в этой тенденции очень много рисков, которые могут преподнести проблемы уже в ближайшем будущем.

Павел Громский
Фото www
Комментарии  
0 # Дрон 01.06.2014 23:13
У нас постоянная угроза, это некомпетентност ь, разделение госвласти партиями, вмешательство парламента к исполнительной ветви власти, игнорирование Конституции и законов, засилье НПО и гражданского общества в разрушении законопослушани я, провинциональны й подход к сложным вопросам строительства государства. и т. д.
Цитировать | Сообщить модератору
Добавить комментарий

Наверх