Menu
RSS

Мы в социальных сетях:

TwitterFacebookYoutubeInstagram

Борьба с пытками в МВД: «Лучше бы они вовремя допускали к задержанным адвокатов»

  • Прочитано 1050 раз

С 2019 года ведомство внедряет новые методы дознания. Один из них – подследственное интервью

Беспрепятственный допуск адвокатов к подсудимым помог бы в борьбе с пытками в правоохранительных органах гораздо лучше, чем подследственные интервью, вводимые в МВД представительством Международной тюремной реформы в Центральной Азии. Так считает бывший заместитель генерального прокурора и экс-замминистра нацбезопасности, генерал-майор юстиции в отставке Кубатбек Кожоналиев.

- Признание само по себе не имеет силы, все доказательства судья и прокурор рассматривают совокупно, - пояснил он Vesti.kg. – Гораздо эффективнее было бы закрепить за задержанным право на первый звонок, обеспечить допуск к нему адвоката в любое время дня и ночи. Я не раз слышал от знакомых адвокатов, что к подзащитным не пробиться.

Генерал-майор в отставке подчеркнул, что пока критерием эффективной работы МВД является количественная раскрываемость, избавиться от пыток не удастся.

- А дальше дело за прокурорским и гражданским контролем, - добавил он.

В работу Министерства внутренних дел Кыргызстана внедряют некоторые нововведения, состоящие из 7 фаз.

«Одной из фаз является внедрение нового метода проведения следственного допроса, который называется подследственное интервью», - сказал директор регионального представительства Международной тюремной реформы (PRI) в Центральной Азии Азамат Шамбилов.

Он отметил, что данный метод исключает признательные показания как основной вид показаний результатов следствия и доказательств вины.

Доктор юридических наук, подполковник милиции в запасе Кайрат Осмоналиев признался, что пока не совсем ясно, во что на практике выльются нововведения в ведомстве.

- Насколько я понимаю, предлагается эдакий неформальный метод допроса с психологом, правозащитниками, - отметил он в разговоре с Vesti.kg. - С 2019 года изменения начнут воплощать в жизнь. В нашей стране это вводят впервые, в качестве эксперимента. Я не против экспериментов, почему бы и нет, но не всю же систему сразу менять.

Впрочем, по мнению Осмоналиева, номинально процедура противодействия пыткам и так прописана хорошо. Пострадавший пишет заявление в прокуратуру, там его принимают и назначают экспертизу. При исполнении законов, то есть при возможности беспрепятственно снять побои и поговорить с юристами, задержанный должен был быть защищен.

- Я за то, чтобы максимально искоренить пытки, - сказал Осмоналиев. - Но нужно понимать, что правоохранителям тоже бывает сложно работать с какими-нибудь закоренелыми рецидивистами. От силовиков нормально ждать мер принуждения. Элемент стресса порой помогает получить доказательства по горячим следам. Так что грань тут может быть тонкой. Надевать на голову пакет, конечно, недопустимо. Но и общаться с задержанными на «извольте-соизволите ли» – не пойдет.

Юрист напомнил, что в западных странах, которые часто ставят Кыргызстану в пример, полиция с преступниками не церемонится, и показания правоохранителя ценятся выше, чем слова гражданского.

- Только у нас всех милиционеров считают садистами из-за некоторых нарушителей, - сетует он. – Я читал документы нескольких дел о пытках в Свердловском РУВД. Мое мнение – кто-то просто украшает отчетность номинальной «борьбой с пытками». А я всегда выступаю за справедливость, за доказательства.

Ольга Федорчук
Фото www

Добавить комментарий


Наверх