Menu
RSS

Мы в социальных сетях:

TwitterFacebook

 

В Москве формируется «кыргызтаун», по аналогии с чайнатаунами

  • Прочитано 5572 раз
Выводы и исследования российского Центра миграции и этничности

Кыргызстанские  мигранты плохо интегрируются в российское общество и не собираются оставаться в России. Тем не менее, ездить на заработки в Москву они не перестанут. К такому выводу пришли российские исследователи из Центра исследований миграции и этничности. Ученые отмечают, что у приезжих из Кыргызстана  повышенное чувство национального самосознания, поэтому они в итоге предпочтут проживание в родной стране вне зависимости от того, сколько они зарабатывают в России.

В ходе исследования, которое провели Евгений Варшавер, Анна Рочева, Евгений Кочкин и Екатерина Кулдина, были опрошены 350 мигрантов из КР, проживающие в 50 точках Москвы. Большей части респондентов (51%) от 18 до 29 лет — это самая работоспособная возрастная группа мигрантов. Четверть из них приезжает в Россию уже не в первый раз, более 40% наоборот приехали на заработки впервые.

Авторы подчеркивают, что среди кыргызстанских  мигрантов чаще всего можно встретить молодого мужчину до 30 лет со средним профессиональным образованием (при этом 28% имеют высшее). Русским языком из них владеют чуть больше половины (53%), еще 38% могут объясняться, а каждый десятый опрошенный не знает русского языка вообще.

В исследовании отмечается, что большинство мигрантов из КР  приезжает в Россию со своими семьями. Треть опрошенных мужчин (33%) проживает с супругами, 15% сказали, что их дети до 18 лет проживают вместе с ними. Примечательно, что пятая часть всех опрошенных имеют российское гражданство.

«Южане» vs «северяне»

Чтобы понять, насколько хорошо мигранты адаптируются к жизни в России, исследователи разделили приезжих на «южан» и «северян». «Условно всю территорию Кыргызстана можно разделить на два региона: «юг» (включает в себя Баткенскую, Джалал-Абадскую, Ошскую области и город республиканского подчинения Ош) и «север» (включает в себя Чуйскую, Таласскую, Нарынскую, Иссык-Кульскую области и город республиканского подчинения Бишкек)», — отмечают социологи. Выяснилось, что большая часть кыргызов приезжает с юга страны (65,9%), при этом 53% мигрантов приехали из городов.

В ходе работы над проектом исследователи сделали акцент на режимах миграции. Они выделили два типа: «регулярная миграция» и «осевшая миграция». Основное отличие между этими режимами заключается в частоте поездок. «Регулярные» ездят домой, как минимум, раз в год. Они более образованны и зарабатывают в среднем на четыре тысячи рублей в месяц больше, чем «осевшие». Больший доход, как предполагают исследователи, позволяет им чаще бывать дома. Если бы они имели возможность, они бы предпочли перестать «ездить туда-сюда», вернувшись жить на родину. А «осевшие», в свою очередь, хотели бы чаще бывать в Кыргызстане  и «ездить туда-сюда».

При этом практически все опрошенные мигранты из КР не рассматривают Россию как страну, в которой хотели бы остаться навсегда. Исключение составили только 3% респондентов. Остальные, даже при наличии российского гражданства, испытывают желание регулярно посещать родину.

Свой среди своих

Исследователи отмечают, что живущие в Москве кыргызы не спешат интегрироваться в российское общество и предпочитают общаться со «своими». «Круги общения мигрантов достаточно однородны. Они включают в себя 70% киргизов, 12% русских и 18% людей других этничностей. Среди близких знакомых нет русских у 63% опрошенных, нет людей других этничностей — у 66%», — говорится в исследовании.

При этом, несмотря на то, что в Москве имеются различные кыргызские организации, мигранты практически не взаимодействуют с ними. Исключением являются лишь этнические кафе, в которых хотя бы раз бывали 73% опрошенных. Меньше всего респонденты пользовались услугами кыргызских риэлторов, агентств недвижимости, кредитных организаций и спортивных клубов. Про них слышали меньше трети мигрантов.

Исследователи выделили четыре конфигурации общения и так называемые траектории интеграции. Первая группа, к которой относятся 33,5% мигрантов, называется земляческо-родственной. То есть ее представители общаются по большей части с теми кыргызами, с которыми были знакомы еще на родине. Второй тип интеграции — «русский» — включает в себя 6,9% мигрантов, которые общаются в основном с теми, с кем познакомились уже в Москве и чей родной язык русский. Выделяется еще и интернациональный тип, к которому относятся 23% киргизов. Большинство их знакомых — это и не киргизы, и не русские.

Самый многочисленный кластер исследователи назвали «кыргызтаун». Он включает в себя 36,6% опрошенных. «Кластер назван так по аналогии с чайнатаунами в европейских и североамериканских городах. Он подразумевает формирование в Москве обширной социальной сети с высокой концентрацией в ней киргизов, хотя она пространственно не локализована. В круге общения респондентов преобладают кыргызы, с которыми они познакомились в Москве», — объясняют ученые.

Любовь к родине

По мнению исследователей, причиной того, что кыргызы слабо интегрируются в российское общество и не собираются оставаться жить в Москве, является повышенное чувство национального самосознания. Высокий уровень национализма, отмечают авторы, более характерен для мужчин, для людей с низким уровнем образования, со слабым знанием русского языка и приехавших из южных областей КР.

Среди опрошенных 96% отметили, что для них важна национальная самоидентификация. «Практически для всех это повод для гордости, а само «воображаемое сообщество» кыргызов — объект теплых чувств («люблю всех кыргызов» — 89%). Большинство также заявляют, что не выдадут замуж дочь за кого-то, кроме кыргыза (76%), и против того, чтобы кыргызские девушки общались с некыргызами (75%)», — говорится в исследовании.

С этими выводами соглашается президент Общероссийского кыргызского конгресса Кубанычбек Кожоев. По его мнению, у кыргызов действительно очень сильное чувство национального самосознания. «Менталитет кыргызов такой, что каждый человек должен возвращаться в свой отчий дом. В советское время очень много кыргызов училось в России, и все возвращались потом на родину. Несмотря на то, что мы являемся кочевниками, мы привязаны к своей родине», — объясняет он в разговоре с «Русской планетой».

Собеседник добавляет, что связи с России и Кыргызстана  всегда были сильны, а с развалом Советского Союза, они только окрепли. «За 20 лет независимости наш народ перенес несколько потрясений, было две революции, смена власти. Эти процессы очень сильно повлияли на экономическую и социальную составляющие нашего общества. Некогда было заниматься макроэкономикой, обустройством людей. Не было рабочих мест, поэтому люди поехали в Россию на заработки», — вспоминает Кожоев, добавляя, что в отличие от других жителей стран Центральной Азии, кыргызы довольно быстро адаптируются к российским реалиям.

Кожоев не согласен с авторами исследования, утверждающими, что кыргызы живут обособленно. По его мнению, благодаря тому, что кыргызы неплохо знают русский язык, они работают в сфере обслуживания. Тем не менее, он признает, что легко адаптируются в основном те кыргызы, которые были связаны с Россией еще в советские годы. «Приезжие из сельской местности, те, кто не был воспитан в российских традициях, интегрируются сложнее. После развала Советского Союза появились эти молодые мигранты, которые не знают русскую культуру. Но это дело времени, и они будут интегрироваться», — считает собеседник «РП».

По его словам, с такими мигрантами возглавляемый им конгресс пытается работать. «Мы выстраиваем с ними отношения, у нас выходит газета, работает сайт, мы пытаемся до них донести, как себя вести в России и лучше здесь адаптироваться. Мы пытаемся предостеречь их от неверных шагов. Очень многие попадают в неприятные ситуации по глупости или по незнанию. Их задерживают, судят, выдворяют. Мы им пытаемся помогать», — рассказывает Кожоев. Он отмечает, что в результате многие кыргызы получают российское гражданство, налаживают в России бизнес, отдают детей в российские школы.

«Были разные периоды в политике России по отношению к трудовым мигрантам. Был период, когда трудовым мигрантам стало невозможно где-либо работать. Естественно многие из них воспользовались возможностью получения упрощенного гражданства. Это было проще, чем получить разрешение на работу», — вспоминает Кожоев, добавляя, что сейчас, когда КР готовится стать членом Таможенного союза, есть надежда на то, что интеграция и адаптация кыргызов ускорится.

Добавить комментарий


Наверх