×

Предупреждение

JUser: :_load: Не удалось загрузить пользователя с ID: 64
Menu
RSS

Мы в социальных сетях:

TwitterFacebook

 

ОПАСНЫЕ РЕФОРМЫ

  • Прочитано 3731 раз

Новое руководство отечественного Минсельхоза выступило с амбициозными планами - перенять опыт Аргентины и Мексики, создавая крупные фермерские хозяйства

Поразительной, переходящей из года в год, из режима в режим особенностью наших чиновников является преклонение перед чужим опытом. Уж сколько подобных «опытов» мы перенимали за двадцать лет! И вспомнить трудно! И Швейцарию нам сулили, и Японию, и Сингапур… Мол, своим опытом мы обделены, приходится искать его на стороне. И что же? Доискались… Оказались в такой, пардон, глубокой луже, что краном тянуть – сложно будет вытянуть.

В чем причина? Разумеется, нельзя сбрасывать со счетов разгильдяйство и вороватость наших властных мужей, превращающих любую затею в кормушку для строго ограниченного круга чиновников, и доводящих самые благие идеи до элементарной показухи и «пшика», в котором все, что есть – это громкий звук, а остальное – пустота, воздух… Потому как все остальное разворовали и проели. Но огромную роль в наших бедах играет и другой резон – оплевывание собственного опыта и слепое, прямо-таки фанатичное преклонение перед опытом чужим. Скажите, пожалуйста, чем был плох опыт развития Кыргызстана в советскую эпоху? Результаты ведь налицо! Мы до сих пор только и живы благодаря тому, что тогда построили и создали так много, и так добротно, что новые власти, как бы ни разрушали и ни воровали, за два десятка лет так и не смогли развалить и украсть всего. Сейчас этот запас кончается. Ветшают советские дома, лопаются проложенные в советские времена трубы, покрывается ржавчиной советское оборудование на построенных в советское время заводах, все чаще ломаются советские тракторы на полях, умирают советские педагоги и специалисты… Но все эти 20 непростых лет страна смогла пережить и окончательно не развалиться, исключительно благодаря советскому наследству. Однако мы оказались неблагодарными потомками. О том, чтобы использовать хотя бы малую часть советского опыта, и речи не может идти. Попробуйте сказать об этом нашим чиновникам! Обсмеют! В лучшем случае сконфуженно пожмут плечами. Тут все ясно. Покровители всех сменяющих друг друга режимов говорили и говорят «Нельзя!», значит, нельзя. И попробуй только ослушаться! Рискуешь быть обвиненным в нарушениях демократии и прочих смертных грехах!

Для современного Кыргызстана советский опыт (причем единственный, у которого есть реальные достижения на нашей собственной почве) вычеркнут. На него наложен негласный, но жесточайший запрет. Вместо этого за основу развития берутся совсем иные рецепты. То, что они, даже будучи успешными ТАМ, вовсе не обязательно повторят этот успех ЗДЕСЬ, нашу власть не волнует. Иные исторические условия? Пустяки! Другая культурная почва? Мелочи! Нам ведь все по плечу! Вот и попадаем каждый раз впросак с такой слепотой. Пытаемся жить чужим умом, глубоко запрятав свой. И в результате поступаем так, будто и вовсе ума этого нет. Ведь чужой – он и есть чужой. Одному – родной, а для другого – бесполезная штука.

 

 

То, что привычка слепо копировать чужой опыт перешла по наследству от акаевщины и бакиевщины к нынешнему режиму, стало понятно сразу. В этом отношении ничего на нашем властном олимпе не изменилось. Вот только сейчас вместо Швейцарии и Сингапура нам пытаются навязать опыт… Мексики и Аргентины. Именно эти далекие латиноамериканские государства должны стать примером при реформировании сельского хозяйства Кыргызстана. По крайней мере, уверенность в этом выразил новый министр сельского хозяйства Торогул Беков. Недавно он провел пресс-конференцию, на которой рассказал о планах реформ в аграрной отрасли. Планы, надо сказать, амбициозные. Но в условиях нашей страны заранее обреченные на полный провал.

Прежде чем поведать журналистам о программе развития сельского хозяйства, министр обозначил важнейшие болевые точки. Среди которых – падение урожайности и поголовья скота после развала Советского Союза, неиспользование огромных площадей сельхозугодий, недостаток техники и так далее. Поспорить тут не с чем. Проблемы эти существуют давно. Именно с ними связан кризис сельского хозяйства республики, невозможность прокормить себя собственными силами. И, как следствие, опасная зависимость от мировых колебаний цен и прочей конъюнктуры, повлиять на которую мы не в состоянии.

А вот дальше чиновник пустился в привычные для нашей политической элиты туманные рассуждения о благе реформ. Мол, переход от колхозно-совхозной системы к мелким фермерским хозяйствам был правильным шагом. Позвольте! Как же так! Ведь только что вы говорили о глубоком кризисе аграрного сектора! Откуда же он взялся? Его наслали коварные инопланетяне, тайком явившиеся на землю Кыргызстана и погубившие посевы и скот? Нет, кризис в сельском хозяйстве – прямое следствие реформ 1990-х годов.

В результате этих самых реформ сельское хозяйство стало представлять собой пестрый конгломерат из более чем 300 тысяч мелких фермерских хозяйств (тогда как в 1980-х годов число колхозов и совхозов вместе взятых было менее 500). Между тем, давно известно, что существует прямое соотношение между величиной хозяйства и его производительностью. Чем мельче хозяйство, тем меньше у него возможностей иметь современную сельскохозяйственную технику, удобрять поля, проводить мелиоративные работы. Не под силу это мелкому фермеру. Стоит напомнить, что средний размер фермерского хозяйства в Кыргызстане составляет 3 гектара (для примера, в США – около 200 га). Как тут развернуться? Да никак почти. Вот и скатывается большинство фермерских хозяйств к примитивному ведению хозяйства. Возвращаются от тракторов и комбайнов к плугу и лошади. О грамотной обработке земли и вовсе речи не идет. В итоге урожайность резко снизилась (по данным специалистов, на 40-60 процентов), значительная часть хозяйств вернулась к производству только для собственных нужд, а тысячи молодых людей, не находя себе работы в селе, едут в города. Где пополняют ряды маргиналов и бродяг. По данным специалистов, ежегодно в республике остаются неиспользованными десятки тысяч гектаров пашни. Более половины всех пахотных земель засолены, подтоплены или подверглись ветровой эрозии. Причина – уход государства из села, сбрасывание всех проблем мелкому фермеру, который просто не в состоянии справиться с ними. В результате всего этого произошел резкий рост издержек производства (связанный с измельчанием крестьянских наделов), резкое снижение расходов на сельское хозяйство в структуре государственного бюджета (3 доллара на 1 гектар против 855 долларов в Европейском Союзе), и как результат – невозможность конкурировать с импортной продукцией.

Что же в этом положительного и правильного? До реформы были высокие, из года в год увеличивающиеся урожаи, росла механизация сельского хозяйства, продукция животноводства и растениеводства перерабатывалась высокоразвитой пищевой промышленностью. В общем, страна своими собственными силами обеспечивала продовольственную безопасность. А что после реформы? Разруха и зависимость от импорта, наплевательское отношение к собственному производителю. Что в этом хорошего? Логику министерства понять сложно.

Самое интересное, что и сам Торогул Беков на той же самой пресс-конференции, по сути, опроверг собственное утверждение. Так, он заявил, что мелкие фермерские хозяйства являются неэффективными, и что нужно создавать крупные. Спрашивается, зачем тогда нужна была вся эта вакханалия с развалом крупных коллективных хозяйств? Зачем нужно было ломать доказавшие свою эффективность колхозы и совхозы, и вместо них насаждать мелкие и неэффективные фермерские хозяйства? Ответ-то известен – чтобы открыть рынок страны для импорта зарубежных товаров. Загубить отечественного производителя ради увеличения прибылей забугорных фирмачей. Вот только признаться в этом не осмеливались ни прежние руководители сельскохозяйственной отрасли, ни нынешние. Они называют политику уничтожения собственного села правильной. Пусть это останется на их совести. Мы же вернемся к планам реанимации сельского хозяйства Кыргызстана по Торогулу Бекову.

 

 

Обозначенный им тезис, что крупные хозяйства априори эффективнее мелких, верен. Но каким способом собирается министр укрупнять эти самые хозяйства? Развивать рынок земли и формировать класс крупных землевладельцев. Иными словами, мелких фермеров (коих, как мы говорили, нынче более 300 тысяч) будут подталкивать (каким образом, правда, пока неизвестно) к продаже своих земель. Последние будут концентрироваться в руках богатых людей (земельных олигархов). Которые, по замыслу Торогула Бекова, создадут крупные, высокомеханизированные хозяйства.

Однако может ли подобный сценарий быть успешным для Кыргызстана? Нет. И вот по каким причинам. Во-первых, активизация купли-продажи земли вовсе не обязательно приведет к формированию крупных и успешных хозяйств. Вспомним аналогичные процессы в промышленности. Дельцы, приватизировавшие предприятия, в большинстве случаев вовсе не заботились о развитии производства, модернизации оборудования и т.д. Ведь для этого нужно идти пусть на временные, но существенные затраты, а прибыль еще неизвестно когда появится. Да и появится ли вообще? Ведь государство у нас полностью ушло от поддержки собственного производителя, и отказалось даже от мысли конкурировать с зарубежной продукцией. Чего стоит вхождение в ВТО на позорных, абсолютно невыгодных для нашей экономики условиях! В связи с чем отечественная промышленность оказалась в неравных условиях с промышленностью других государств, сохраняющих здравый смысл и поддерживающих экономику – дотациями, пошлинами и т.п. Поэтому новые владельцы приватизированных предприятий предпочли моментальную выгоду – распродажу оборудования на металлолом и т.п.

Аналогичный сценарий вполне осуществим и в сельском хозяйстве. Скупка земель богатыми гражданами, с гораздо большей вероятностью, приведет к обыкновенной спекуляции – купил подешевле, продал подороже. Это принесет прибыль гораздо быстрее, чем кропотливый и тяжелый крестьянский труд, к тому же в условиях Кыргызстана зачастую убыточный. Ведь государство отказалось от поддержки не только промышленности, но и сельского хозяйства. Вступая в ВТО, руководство Кыргызстана обязалось не превышать порог в 5 процентов в бюджетном субсидировании сельского хозяйства (хотя всем развивающимся странам при вступлении в организацию разрешается достигать порога в 10 процентов). Кроме того, власти установили уровень экспортных субсидий в сельском хозяйстве на нулевой ставке. Это означает, что Кыргызстан обязуется не субсидировать экспорт. А ну попробуй теперь конкурировать с зарубежными производителями, поставляющими более дешевую продукцию! Это сложно не просто по экономическим, но и по политическим причинам. Ведь мы полностью зависимы от зарубежной помощи, сидим на долговой игле. Так что стремление даже к минимальной защите интересов собственной экономики может привести к тяжелым последствиям. Вот поэтому намного выгоднее у нас в стране не развивать сельскохозяйственное производство, а спекулировать землей. Либо сдавать ее в аренду бедным согражданам. Кстати, эта практика уже широко распространена в Кыргызстане. Какой-нибудь воротила прикупит пару сотен гектаров земли. Сам живет в столице – а землю сдает в аренду сельчанам, которые выращивают на ней скудный урожай, и платят хозяину оброк… тьфу ты, арендную плату. Вот что представляет собой рынок земли в нашей стране. Форменное возвращение к лучшим традициям феодализма!

Во-вторых, предложенная министром реформа может привести к тяжелым социальным последствиям. Приведенный Торогулом Бековым пример латиноамериканских стран для Кыргызстана не годится. Создание латифундий (крупных фермерских хозяйств) оставляет без земли тысячи вчерашних крестьян. Часть из них становятся батраками и идут на службу новым хозяевам. Однако подобные фермы по определению не в состоянии дать работу всем разорившимся и продавшим землю крестьянам. На Западе эта проблема решалась оттоком последних в промышленность. В Кыргызстане крупное производство развалено. Так что, покидающие села крестьяне будут с еще большей интенсивностью пополнять базары и трущобы вокруг крупных городов.

Кстати, восхваляемые министром латиноамериканские страны до сих пор страдают от подобной концентрации земель в руках латифундистов. Как и в случае с нашей страной, промышленность не смогла вместить всех разорившихся и продавших свои земли крестьян. В результате здесь сформировался настоящий социальный слой – пауперов. Людей, перебивающихся случайными заработками – мелкой торговлей, примитивными услугами. Живущих в трущобах, или фавелах, ставших неотъемлемыми спутниками крупных городов. И являющихся «питательной средой» для криминала. Вспомним новости последних недель – настоящие военные операции полиции и войск в трущобах Бразилии и Мексики. Вопреки восхищению Минсельхоза опытом этих стран, сами правительства латиноамериканских государств считает концентрацию земель в руках узко ограниченного числа собственников национальной проблемой. И стремятся, наоборот, защитить права мелких и средних фермеров (например, в Бразилии).

Кроме того, подобный путь развития сельского хозяйства противоречит менталитету нашего народа, сохраняющего убеждение в то, что равенство (хотя бы относительное) является необходимым стержнем общества. Возникает почва для социальной вражды. Сколько процентов населения занято в аграрном секторе стран, преподносимых нам в качестве опыта для подражания? Максимум 10. А в Кыргызстане? Добрая половина. Что же будут делать эти сотни тысяч людей, которые окажутся выброшенными с земли в результате успешного осуществления реформы? Да уже ясно: пополнят ряды внутренних и внешних мигрантов! Хлынут в, и без того, разбухший пояс новостроек вокруг столицы – этот местный аналог латиноамериканских трущоб! И станут хворостом для очередных вспышек недовольства – как в апреле прошлого года.

Нет, такого будущего нам не надо! Наелись мы подобных реформ – так что дурно уже! Зарубежный опыт далеко не всегда хорош. Особенно если в этот опыт не вникать, как следует, а пытаться слепо копировать его, не заботясь о последствиях.

На наш взгляд, спасением сельского хозяйства Кыргызстана является создание коллективных хозяйств. В советское время они обеспечивали республику продовольствием и даже позволяли вывозить часть продукции на экспорт. А сохранившиеся сейчас коллективные хозяйства (пусть и называются они кооперативами) показывают куда лучший результат, чем мелкие фермерские хозяйства. В этом случае удастся избежать и отрицательных последствий, неминуемых при создании латифундий. Кроме того, необходимо резко увеличить помощь государства аграрному сектору, включая субсидирование и защиту собственного производителя, возрождение перерабатывающей пищевой промышленности. К сожалению, очередной режим, как и все предыдущие, решать эти проблемы не собирается. Вместо этого предлагая красочные, но негодные проекты. Которые могут нанести очередной – на этот раз смертельный удар не только по сельскому хозяйству республики, но и по будущему страны в целом.

 

Сергей КОЖЕМЯКИН

Добавить комментарий

Наверх