×

Предупреждение

JUser: :_load: Не удалось загрузить пользователя с ID: 64
Menu
RSS

Мы в социальных сетях:

TwitterFacebook

 

Государство превращается в коммерческое предприятие

  • Прочитано 4125 раз

Новые власти КР отстояли свою идею перехода к парламентской форме правления. Не совсем еще перешли, но процесс, как говаривал господин-товарищ Горбачев, пошел. В обществе, между тем, муссируется множество мнений, часто совершенно противоположных, относительно этой разительной перемены.

Кое-кто преподносит это как завоевание некой неведомой «демократии» и по-детски радуется, что Кыргызстан – единственная из стран СНГ, которая имеет такую форму государственного устройства, другие напротив – считают, что стране нужна сильная рука и авторитетный лидер, и требуют вернуть президентскую форму правления. Некоторые договорились до того, что сразу же сообщили миру, что киргизы издревле имели кочевую демократию, и истоки мирового парламентаризма находятся именно здесь. Давайте не горячась, и помня, что все большое и сложное, в конце концов, состоит из маленького и простого, попытаемся разобраться – о чем собственно идет речь.

Итак, О. Текебаев заявил что «для нас образцом и примером будет и должен служить британский парламентаризм, имеющий давние демократические традиции». Что же, цель очень даже солидная – высокая, далекая и труднодостижимая. В самый раз для того, чтобы поэкспериментировать. Только для начала давайте поймем, что такое британский парламентаризм, как он нынче работает, по пути выяснив кое-что еще. И уже после решим – надо оно нам или не очень.

Несколько простых вопросов.

Вопрос первый – что такое английский парламент и как он вписан в британскую систему власти?

К средине 16 века в Англии сложился класс крупных финансистов, известных также как менялы. Эти люди, а всего-то было три семейства - Ротшильды, Уорберги и Шиффы, зарабатывали себе на жизнь выдачей кредитов, брали в залог золото и прочие драгоценности, взамен выдавая расписки. Одним словом – ростовщики. Брали у них «в рост» не только простые люди. Кредитовалась, и знать, и королевское семейство, которому все время требовались деньги на ведение войн и на роскошества. Долги, естественно, возвращали крайне неохотно – потому что берешь чужие и на время, а отдаешь свои и навсегда, да еще с процентами. Ничего удивительного нет в том, что менялы нуждались в инструменте защиты своих вложений и оказания политического влияния. Не будем думать, что ростовщикам так хотелось власти ради нее самой - им нужно было больше зарабатывать. Что является самым эффективным инструментом для вложения денег? Ну, конечно, не школы. Война. Государство, ведущее военные действия, постоянно нуждается в кредитных деньгах. Значит, нужен инструмент влияния на государственную власть с целью либо вести войну, либо готовиться к ней. Исторический факт – в 17 веке Великобритания воевала в общей сложности в течение более 40 лет. Оставшееся время она к этим войнам готовилась. И инструмент был найден – парламент, уже существовавший к тому времени. Естественно, как и в нашем случае, в качестве главного мотива использовался тезис «люди должны иметь возможность оказывать влияние на королевскую власть и ее действия». Договорная демократия, так сказать, нужна. Что удивительно, в парламенте практически не были представлены простые люди – все больше богатые горожане, выразители идей крупных финансистов, верховные военные и представители начавшей зарождаться тогда промышленной буржуазии. Не будем пересказывать детали истории усиления власти парламента в Англии – про то, как Карлу I отрубили голову и его противостояния с Кромвелем, как носителем буржуазной и парламентской идеи. Интересующихся отошлем к книгам по истории Европы, а любителей романтических историй – к «Трем мушкетерам» незабвенного А. Дюма.

Какова ситуация на сегодняшний день? Как ни странно она все та же – в парламенте по-прежнему, как и в 16 веке, видим представителей двух партий, выражающих интересы крупного, теперь уже транснационального (ТНК), капитала, военно-промышленного комплекса и мировых нефтяных и фармацевтических компаний. Почему всего двух партий? Почему в новостях, связанных с Великобританией во время выборов мы только и слышим – тори и лейбористы, лейбористы и тори? Что в Англии нет других партий? Есть, конечно. Да только крупный капитал поддерживает эти две. Две партии контролировать значительно проще, чем два десятка. Программы этих партий, конечно, разнятся – иначе не будет видимости демократии и альтернативности, а вот интересы они выражают одни и те же – крупных финансовых воротил из Сити и ТНК. Так что, по большому счету, неважно, какая партия победит на выборах – крупный капитал выигрывает в любом случае. Забудь, дорогой читатель, про тезис «один человек – один голос». Этого в истории английского парламентаризма никогда не было и уже не будет. Голосов у человека ровно столько, сколько у него денег. Больше капитал – больше голосов. Можно с ног до головы облить гражданина на выборах несмываемыми чернилами, чтобы видно было, что он голосовал – результат известен заранее. Что будем брать за образец, товарищ Текебаев?

Правда, при всем этом буйстве демократии, наиболее ярых сторонников британского парламентаризма я прошу не забывать, что английская королева – не просто красивая вывеска. Именно она утверждает премьер-министра, только ей принадлежит право объявлять войну и заключать мир, именно она – верховный главнокомандующий Великобритании. Кроме того, английская королева имеет право, и пользуется им, назначить и отправить в отставку премьер-министра Канады и генерал-губернатора Австралии и других «бывших колониальных» территорий. И то, что она право удаления этих людей от власти нечасто использует, свидетельствует вовсе не о слабости английской короны, а скорее о том, что королевский английский дом отлично понимает всю силу таких решений. Подтверждения? Пожалуйста. Когда Великобритания объявила войну гитлеровской Германии – в течение суток Австралия и Канада отправили ноты об объявлении войны в посольства Германии. С какой стати Австралия и Канада, находящиеся на другом конце географии, стали объявлять войну столь отдаленной от них стране? А попробуй не объяви – лишишься должности. Так что, не так уж и слаб английский королевский дом, как нам это рисуют.

Вопрос второй – что за партии мы имеем в современном Кыргызстане?

Кыргызстан переживает мощнейший партийный «бейби бум» - партии рождаются как грибы после дождя, образуют совершенно немыслимые альянсы и коалиции, сливаются и расходятся, образуя весьма затейливые комбинации. Все это партийное буйство очень напоминает популярные фильмы в жанре «немецкая фантастика». Но что мы имеем в результате? На каких принципах партии образуются и чего хотят? Учитывая региональность мышления и клановое устройство кыргызского общества, да просто глядя на списки партийных лидеров, убеждаемся – партии построены именно на этих принципах – региональность и клановость. Лидер партии – большой, отнюдь не бедный, человек из региона. Его ближайшие соратники – родственники, односельчане, одноклассники, компаньоны по бизнесу. Все оттуда же.

Открываем красивую красно-сине-зелено-бело-желтую брошюру (в отдельных случаях запускаем диск – высокие технологии, однако) и читаем партийную программу. Вначале нас подробно знакомят с биографией лидера – имярек такой-то, известен своей непримиримой позицией в отношении всех бывших президентов, всегда стоит на защите прав людей, справедливости, демократии и развития независимого Кыргызстана. Затем идет собственно программа партии – и там все то же самое. Те же лозунги о необходимости устройства демократичного и гражданского общества, развития экономики, заботы о простом человеке. И ни слова о том, каким образом партия собирается эти высокие цели достигать. Какими инструментами? Какими средствами? На какие деньги? Ни слова. Такое впечатление, что нам говорят – вы нас выберите, а уж мы потом придумаем. А так оно и есть. Главное ведь что – забраться в парламент для защиты своих шкурных бизнес-интересов. Проталкивание и лоббирование своих коммерческих целей. Откатов, наездов. Очень похоже на Великобританию, правда? И действительно, похоже. Масштаб не тот, деньги мельче, а суть – та же самая. Все, чего хочет любой капиталист (не воспринимайте это слово как ругательное) – любым способом защитить свои прибыли и собственнические интересы прямо здесь и прямо сейчас. Больше он не хочет ничего. Все остальное – дымовая завеса из слов и обещаний.

Да и не может быть по-другому, когда власть стала самым выгодным занятием в КР, одновременно гарантируя обладателю сидящей во властном кресле заднице, доступ к владению практически всем эффективным бизнесом в стране. Оставшимся бизнесом. По большому счету государственная власть стала напоминать некую корпоративную систему. Судите сами: приходит человек во власть – и сразу же начинается «перепил» собственности. Все, что принадлежало «бывшим», теперь должно принадлежать «нынешним», или «временным», или еще каким-то – как не назови, а они нынче при власти, и, следовательно, стремятся владеть. Происходит превращение государства, как инструмента развития национальной и страновой идеи, призванного защищать территорию и развивать граждан, в некий капиталистический финансовый «пылесос», подобие корпорации, основная задача которого состоит в получении максимальной прибыли. Возьми максимум, что можешь здесь и сейчас, а после хоть трава не расти – вот основное правило прежних, да и нынешних, властителей КР. Трансформация опасная и ведущая к очень тяжелым для страны последствиям.

Ну, какая еще, скажите мне, может быть задача у коммерческого предприятия? А государство в КР превращается именно в такую структуру. Причастность к госслужбе гарантирует человеку участие в прибылях. И чем выше он встроен в систему власти – тем больше его доля в распределении. Именно поэтому мы имеем грабительское отношение к природным богатствам страны, именно поэтому бесстыдно и бездумно разграбляются и вывозятся ресурсы, включая человеческие. Да и какому владельцу крупной коммерческой компании, главной целью которого является получение максимальной прибыли и снижение издержек, придет в голову заботиться о каких-то людишках? Повышать качество среднего и высшего образования? С какой стати – это повышает расходы. И, кроме того, образованные люди - опасные конкуренты. Социальные программы? Для чего? Платить по минимуму – остальное как-нибудь сами. Развивать инфраструктуру – для чего? Ведь и так работает, приносит прибыль. Наука? Это слишком долговременные и ненадежные вложения. Главное – прибыль, прибыль, прибыль. И чем скорее, тем лучше. Времени немного – того и гляди новая революция случится и лафа кончится. Государство, как коммерческое предприятие. И если вы думаете, что эта ситуация имеет место быть только в КР, сильно заблуждаетесь. В этом отношении КР вполне находится «в глобальном тренде», как сейчас модно говорить. Другое дело, что нищие руководители страны в погоне за прибылью за последние 20 лет так разогнали эту тенденцию, что КР обогнала многие страны мира и теперь процесс будет достаточно сложно затормозить.

Если ко всему этому присовокупить то, что у каждого из партийных лидеров имеется своя, хорошо обученная и неплохо вооруженная микроармия, скромно именуемая «службой безопасности», то, запросто можно себе представить, во что выльются предстоящие парламентские выборы и объявление их результатов. Собственно, кыргызстанские партийные фюреры этого и не стесняются нисколько, заявляя, что ежели им не понравятся результаты выборов – они выведут свои силовые отряды. А любому, кто на выборах проиграет, результаты не понравятся. Перспектива несколько непохожая на британскую действительность, правда? Скорее на афганскую. Так что меня нисколько не удивляет, когда я вижу, как на популярном интернет-форуме на полном серьезе обсуждают, к какому роду-племени принадлежит тот или иной политик. А вас удивляет, читатель?

Отвлечемся от страшилок и зададим еще пару вопросов – сможет ли парламент, избранный из представителей таких партий, сформировать эффективное правительство? Сможет ли это правительство преодолеть глубочайший экономический и социальный кризис и проводить в жизнь социально-ориентированную политику?

Сказать по правде, верится с трудом. Почему?

Во-первых, надо иметь в виду особенности оставшейся в стране политической элиты. У всех этих бывших номенклатурных партийно-комсомольских работников, дорвавшихся до денег и власти, как не было, так и нет единого понимания основных целей развития страны. Все, что провозглашается – остается на словах и является предвыборной риторикой и популистским PR. Психология этих людей, сформировавшихся в эпоху брежневского застоя и стройотрядовского рвачества, просто не предполагает другого мышления. Для них естественно брать, ничего не давая взамен.

Во-вторых, уже упомянутые регионализм и клановость. Чем дальше, тем сильнее интересы кланов влияют на поведение и решения публичных политиков, как следствие – невозможность сформировать единую позицию по основным вопросам не только стратегического развития страны, но и по тактическим, краткосрочным, задачам.

В-третьих, смена элит. Она никогда не бывает безболезненной. Никто, сидя при власти и будучи в здравом уме и твердой памяти, просто так рычаги управления в другие руки не отдаст. Не таков наш человек, да и не только наш. Все разговоры о том, что надо привлекать к управлению страной молодежь – просто болтовня для доверчивого электората. Качество знаний молодых специалистов, благодаря хищническому отношению к образованию в последние годы, таково, что большинство не то, что пишут с ошибками, а многие и читают с трудом.

Такой фон Кыргызстан имеет за три месяца до парламентских выборов.

Александр Шахназаров

Добавить комментарий

Наверх