Menu
RSS

Мы в социальных сетях:

TwitterFacebookYoutubeInstagram

Большие инвестиции влекут за собой серьезные последствия

  • Прочитано 2138 раз

Китай: ничего личного, просто бизнес

С момента исторического перехода Китая от принципа управления государством «акцента на классовую борьбу как на решающее звено» к принципу «акцента на экономическом строительстве как на центральном звене» за четыре десятилетия КНР превратилась из отсталой страны, с угрозой голода для значительной части населения, в мощную сверхдержаву, занимающую второе место в мире по объему экономики, а по некоторым оценкам, даже первое.

В настоящий момент можно сказать, что КНР является основным инвестором в проекты многих стран, в том числе китайские инвесторы рассматривают страны Центральной Азии в качестве одного из приоритетных направлений внешнеэкономической экспансии.

Кыргызстан, наряду с Таджикистаном, традиционно служил для Поднебесной выходом в Центрально-Азиатский регион. Однако в последнее время китайские резиденты склонны привлекать в эти страны и инвестиции в сфере промышленности. Вероятно главной стратегической целью Китая в центрально-азиатском регионе является получение доступа к ресурсам региона, с которыми в Китае дела обстоят не слишком перспективно. На конец сентября 2018 года. внешний государственный долг КР составил почти $3,8 млрд., их них 1,7 миллиарда — перед КНР. Причем задолженность перед Китаем выросла в 200 раз за последнее десятилетие.

Однако, КНР не выдает кредитов прото так. Основным требованием кредиторов является обязательная реализация займа теми компаниями, которые выберет китайское правительство. Например, для модернизации ТЭЦ Бишкека Китай сам выбрал подрядчика в лице компании TBEA. Оказалось, что в соглашении было немало подводных камней, один из них касался разрешения споров не на территории Кыргызстана, а в Гонконге. Стоимость данного проекта составила $386 млн.
Кыргызские проекты в сфере энергетики (подстанция "Датка", линия электропередачи "Датка — Кемин") и сторительства дорог (север — юг, Бишкек — Нарын — Торугарт) тоже реализовывались китайскими компаниями. За последние годы китайцы построили в КР два нефтеперерабатывающих завода — в Токмоке и Кара-Балте ("Джунда"), но до сих пор они не запущены на полную мощность.

Китайские компании проявили интерес к месторождению Макмал, на месте которого планируется создать новые предприятия. Хотя вопрос, кому предоставят рабочие места, снова остается открытым.

Объемы инвестиций в Казахстан тоже продолжают расти. Китайцы всерьез занялись экономикой Казахстана, включая не только разработку недр республики, но и реанимацию убыточных предприятий. Вполне может оказаться, что в скором времени большинство заводов будет находиться под руководством бизнесменов КНР. Активность китайских компаний в Казахстане продолжает расти. Сегодня в республике реализовывается 11 совместных проектов на сумму $7 млрд.

Казахская компания «КазМунайГаз» с нового 2019 года в два раза увеличит поставку газа на территорию КНР, что несомненно обогатит казну Казахстана.

Совсем недавно в Казахстане даже появилось новое министерство индустрии и инфраструктурного развития. Предположительно, его открытие связано с усилением сотрудничества в рамках проекта «Один пояс один путь».

Обратная сторона инвестирования

Иностранные инвестиции, конечно, существенно поддержат госбюджет, однако проблема безработицы остается нерешенной как в Кыргызстане, так и Казахстане. После открытия китайских компаний в центрально-азиатских странах, многие граждане Поднебесной стали оседать в них. Может, в этом нет ничего плохого, однако коренные казахи и кыргызы не первый год не могут устроиться на работу по причине нехватки рабочих мест.

Есть еще одна нерешенная проблема с китайской стороной, связанная с созданием так называемых лагерей перевоспитания на территории КНР. Перевоспитывают в этих лагерях этнических казахов и кыргызов путем навязвания им китайской идеологии и насильственного удержания невинных людей в стенах закрытого учреждения. Президенты двух центрально-азиатских республик с одной стороны вроде пытаются отстоять права своих граждан, но с другой - на великую державу черевато возмущаться громко. Поэтому китайские инвестиции в данной ситуации предполагают некоторые ограничения действий своих партнеров.

С другой стороны евразийские инвестиционные проекты в Центральной Азии также имеют ряд преимуществ и недостатков. В положительном смысле рассматривается сам характер инвестиций: например, Кыргызстан старается привлечь финансирование в агропромышленный комплекс, являющийся приоритетным в экономике страны, а также в промышленность. При окончательном становлении Евразийского экономического союза, Бишкек и Астана смогут рассчитывать на большие инвестиционные потоки. Но сейчас китайские инвестици очень выручают, хоть и вызывая при этом определенные опасения.

Ильяс Байжанов
Фото www

Добавить комментарий


Наверх