Menu
RSS

Мы в социальных сетях:

TwitterFacebookYoutubeInstagramTelegram

Мирослав Ниязов: Некоторые политики научились использовать госязык, как орудие для подавления чужой воли

Экс-глава Совета безопасности в отставке об особенностях отечественного законотворчества

 

О том, какова природа периодически возникающих языковых скандалов, которые раздувают некоторые отечественные депутаты, и поможет ли нашему государству перманентное изменение всех законов, включая основного, «Вести.kg» обсудили в беседе с известным отечественным экспертом, генерал-майором КГБ в отставке Мирославом Ниязовым.


– За годы независимости власть, как перчатки, меняла Конституцию, форму правления, и бесконечно реформировала органы государственной власти. Между тем, положение дел в стране не улучшается, о чем свидетельствуют две революции и едва не разразившаяся гражданская война. Стоило ли вообще проводить эти перемены, и если да, то в чем была ошибка? Может, делали как-то не так?


– Мы страдаем организационным фетишизмом. Нам кажется, что причина всех бед и страданий – несовершенство Конституции, и если поменять законы, то все тут же заживут счастливо и богато. Это утопия. Никакие, пусть даже самые совершенные Конституции, не изменят сути нашей жизни, ибо любой закон – это лишь декларация. Наполнить ее содержанием, равно как и лишить ее всякого смысла, могут только люди. Пора бы понять, что не нормативные акты, а человеческий фактор всегда был залогом как побед, так и поражений. Увы, но наши доморощенные политики любое жизненное явление опускают до уровня своего понимания. Не стали мудрствовать и члены Временного Правительства. Они решили, что во всем виновата Конституция! Наспех написали новую, восьмую по счету, не имея ясного представления о парламентской форме правления. Поразительная легкомысленность и твердолобость горе-политиков вновь становится основным раздражителем масс, которые стали осознавать ущербность и недееспособность новой политической модели.


- Ваши оппоненты вполне резонно могут возразить вам в том смысле, что критика никогда не бывает в дефиците, в отличие от надежных рецептов исправления ситуации. Как члены Временного Правительства, так и нынешняя власть, любой свой промах будут списывать на неординарность ситуации, и объявлять свои методы единственно возможными. Какую альтернативу вы смогли бы предложить?


– Нужно преодолеть политическое невежество и социальную незрелость т.н. политической элиты. Во власть приходят люди без внятных политических и экономических ориентиров. По своей сути, они не стимул для полезных начинаний, а тормоз для их осуществления. Страна утрачивает всякую способность к поступательному развитию. Стагнация в экономике вызывает апатию, а затем и негодование масс. Прийти к политической стабильности можно только через доверие населения к органам власти. В этой связи на госслужбу необходимо призвать высокообразованные кадры независимо от их национальной принадлежности. Представители любой национальности должны иметь равные права. Мононациональная кадровая политика в многонациональном обществе противоестественна по своей природе, и никак не может способствовать гражданскому миру и согласию. Есть такое понятие, как непотизм, когда все государственные должности распределяются (продаются) по признаку родства, землячества, личной дружбы с чиновниками. Это стало воплощением нашей действительности. На протяжении многих лет из всех сфер вытеснялись профессиональные работники, а на их места приходили любители. Неравноценные замены, в конце концов, привели к деморализации кадров, служебные отношения трансформировались в коммерческие, а получение незаконных прибылей стало смыслом и целью их жизни. Продажная и не очень компетентная государственная служба стала символом коррупции. С такой чиновничьей армией мы не укрепим государственность, а скорее разрушим ее основы.


– Некоторые депутаты убеждены, что цементирующей силой нашего общества должен стать кыргызский язык, владение которым предлагают сделать обязательным для чиновников, и штрафовать их в случае, если окажется, что они им не владеют. Как вам такие шаги?


– Разумеется, кыргызский язык со временем должен получить самое широкое хождение. И позитивные тенденции уже наметились. Но форсировать процесс не следует. Мы живем в многонациональном государстве. Думаю, 1,5-2 млн. наших граждан не знают, или же слабо владеют государственным языком. Если его грубо насаждать, то это неминуемо приведет к циничной оппортунистической позиции тех, кому он навязывается. Огромный пласт активной социальной среды будет вытеснен из общественной жизни страны, что уже делает саму политику неполноценной и несовершенной. Сегодня для нас гораздо важнее сообща преодолеть сплошную бедность населения и привести страну к политической стабильности. Успешное решение этих неотложных задач вызовет естественный интерес к нашей культуре, традициям и языку не только внутри страны, но и за рубежом. К моменту обретения независимости кыргызский язык практически оставался невостребованным и был на грани исчезновения. Благодаря усилиям творческой интеллигенции, депутатов парламента первого созыва, он обрел статус государственного. Сегодня к национальной культуре и языку приобщаются представители разных народов. Это очень хороший показатель. Однако важно понять, что знание кыргызского, наряду с русским, это наше преимущество, огромное богатство. Через последний мы познавали внешний мир со всем его многообразием, изучали науку, технику, медицину, искусство, получали и продолжаем получать колоссальный объем информации. В условиях глобализации, знание русского языка становится объективной потребностью, поэтому загонять его в исторические задворки ущербно, прежде всего, для самой титульной нации. Что же касается проявления нетерпимости к русскоговорящим депутатам со стороны некоторых их коллег, то такое явление есть. Языковая дискриминация не только попирает их права, но и вытесняет из конкурентной среды. Некоторые политики научились ловко использовать государственный язык и как инструмент для самоутверждения, и как орудие для подавления чужой воли. Для консолидации народов Кыргызстана необходимо не национализировать политику, а рационализировать.


- Депутат парламента Аманбаева внесла законопроект, в случае принятия которого сфера употребления русского языка будет значительно ограничена. Также она заявила, что русский язык следует лишить статуса «официального». Зачем это делается?


– Я это понимаю как обреченную попытку окончательно вытеснить русскоговорящих из органов власти. Впредь не пускать туда никого, кто говорит и думает иначе, тем самым монополизировать политическое пространство. Авторы подобных инициатив попросту видят окружающий мир из «окошка своей кухни».


- С приходом весны у нас оживает не только природа, но и накаляются политические страсти, вплоть до смены правителей. Существует ли в этой стихии какая-то логика?


- На мой взгляд, 24 марта 2005 года народ подсознательно вступил в стадию перманентной революции с тем, чтобы остановить чиновничий произвол. В конечном итоге, добиться прозрачного и справедливого перераспределения национальных ресурсов. Путь к этой цели оказался тернист и чреват серьезными социально-экономическими потрясениями. Но с исторической точки зрения он был неизбежен. Несмотря на сложные противоречия, в принципе, удалось изменить представление о месте и роли власти. Отныне, за все провалы в государственной политике они неизбежно будут нести прямую ответственность перед народом. Думаю, в этом и состоит смысл и суть преобразований. Процесс очищения будет продолжаться до тех пор, пока власть не станет олицетворением политической культуры, профессионального мастерства, нравственной чистоты. Время комфортного, безотчетного правления безвозвратно ушло в прошлое.

 

Беседовал Кирилл Луцюк

Читайте нас в Telegram, только самое важное!
Наверх