Menu
RSS

Мы в социальных сетях:

TwitterFacebook

 

Адвокат осужденного за убийство обвиняет следствие и суд в фальсификации доказательств

  • Прочитано 1059 раз

Алексей Ханин просит президента и Совет безопасности привлечь судей и прокуроров к ответственности

Летом 2014 года в селе Кой-Таш убили человека. В преступлении обвинили Азатбека Табалдиева - соседа убитого. Несмотря на множество пробелов в доказательной базе, мужчину признали виновным и приговорили к 15 годам лишения свободы с конфискацией имущества. Vesti.kg рассказывали об этом ранее.

Адвокат Табалдиева Алексей Ханин обратился к президенту Сооронбаю Жээнбекову и в Совет безопасности Кыргызстана с просьбой обратить внимание на творимый судьей и прокурорами беспредел.

«Поводом моего обращения послужили вопиющие факты нарушения норм уголовно-процессуального законодательства, совершенные судьей Аламудунского районного суда Чуйской области Сагыналиевым Ж.Н., прокуратурами Аламудунского района и Чуйской области, а также сотрудниками милиции ОВД Аламудунского района», - пишет он.

Аламудунский районный суд 15 марта 2018 года приговорил Азатбека Табалдиева к 15 лет лишения свободы с отбыванием наказания в колонии усиленного режима с конфискацией имущества.

Адвокат обжаловал приговор в апелляционном порядке, указав на многочисленные грубые нарушения как со стороны следствия, так и со стороны суда:

«10 августа 2014 года в СО ОВД Аламудунского района возбудили уголовное дело №58-14-594 по факту убийства якобы Кубанычбека Усупова в Аламудунском районе, в селе Кой Таш, СТ «Горный», в доме №101.

По результатам следствия Азатбеку Табалдиеву предъявили обвинение в совершении преступления, предусмотренного статье 97 часть 2 пункт 6 УК КР, и уголовное дело направили в Аламудунский районный суд, где судебное разбирательство продолжается на протяжении более трех лет.

Приняв защиту интересов подсудимого Табалдиева (10 января 2018), я изучил материалы уголовного дела, где выявил грубейшие нарушения норм уголовно-процессуального законодательства, как в ходе следствия, так и в ходе судебного разбирательства.

По протоколу осмотра места происшествия, дома №101 садоводческого товарищества «Горный» в селе Кой-Таш, составленного 10 августа 2014 года следователь Акматов И., обнаружил и изъял один топор.

В ходе обыска в доме №2, в том же садоводческом товариществе от 12 августа 2014 года также обнаружил и изъял еще три топора. В итоге следователь в рамках уголовного дела №58-14-594 изъял четыре топора.


Однако в материалах дела фигурируют только три топора. Где четвертый топор и почему его не исследовали эксперты-биологи? Вопрос остался открытым, а суд не принял это во внимание, хотя соответствующее ходатайство было заявлено и отклонено в ходе судебного разбирательства.



Далее, в протоколе осмотра вещественных доказательств (Том-1, л/д.118-119) указано участие двух понятых: Эралиев Ч.К. и Найзабекова К.Н. Однако согласно справке председателя квартального комитета и справки Нижне-Аларчинского айыл окмоту (исх. №436 от 21 февраля 2018год), Эралиев Ч.К. по указанному адресу не проживал и не проживает, а Найзабекова К.Н. вообще находиться за пределами республики. По данному факту я подал соответствующее ходатайство, однако и его отклонили.


Согласно описанию вещественных доказательств, отраженных в заключении судебно-биологической экспертизы, вещественные доказательства представили без подписей понятых и не опечатанными. Это обстоятельство подтвердил в своих показаниях в ходе судебного разбирательства эксперт-биолог. Я тоже обращал на это внимание суда соответствующим ходатайством, но оно опять осталось без внимания.

Необходимо отметить, что Табалдиева фактически доставили в ОВД Аламудунскогорайона в 12:00 10 августа 2014 года, что подтверждает протокол медицинского освидетельствования №000000000012819 от 10 августа 2014 года. А протокол задержания в порядке статьи 94 УПК КР составили лишь 11 августа 2014 года в 21:00 часов.


В этой связи я считаю, что Табалдиев находился в ОВД незаконно и был лишен свободы более чем на полтора суток. Тогда как по статье 95 УПК КР протокол о задержании лица, подозреваемого в совершении преступления составляется не позднее трех часов с момента фактического доставления задержанного.


Кроме того, согласно статье 24 часть 3 Конституции КР, никто не может быть арестован, содержаться под стражей или оказаться лишённым свободы иначе как по решению суда, и только на основаниях и в порядке, установленных законом.

Что касается вышеуказанных вещественных доказательств, то их следователь потерял или специально потерял в ходе следствия, но за свою преступную халатность понес лишь дисциплинарную ответственность в виде выговора.

По данному факту я обращался в прокуратуру Аламудунского района и Чуйской области с просьбой возбудить уголовное дело. Однако там не удосужились даже зарегистрировать заявление в КУП и принять решение в соответствии со статьей 156 УПК КР, занимаясь лишь отписками.

В постановлении о привлечении Азатбека Табалдиева в качестве обвиняемого от 8 августа 2014 года (Том-1 л/д.129-130) следователь указывает, что убийство Кубанычбека Усупова было совершено топором. Однако не указывает, каким именно. Ведь кровь обнаружили на двух найденных в ходе следствия топорах, причем эти топоры существенно отличаются друг от друга.


В этом же постановлении следователь указывает, что по результатам судебно-биологической экспертизы, в ходе обыска в доме Табалдиева на железном топоре с гвоздодером обнаружили кровь убитого якобы Усупова. Однако о втором топоре, найденном в доме убитого и на котором также согласно данным судебно-биологической экспертизы, обнаружили кровь якобы Усупова, следователь не указывает.


Следовательно, следователь взял на себя функции медико-криминалистического эксперта и установил, что убийство якобы Усупова было совершено топором, найденным на участке дома подсудимого, тогда как в материалах уголовного дела нет ни одного подтверждающего заключения экспертизы о том, что убийство было совершено именно топором, а не другим колото-рубящим предметом (например, тяпкой, лопатой, шпателем, мачете и т.п.).

Для установления того, каким именно топором, и топором ли вообще был убит якобы Усупов, я заявил ходатайство о назначении медико-криминалистической экспертизы. Однако суд отклонил данное ходатайство. А пассивность гособвинителя меня просто поразила: он не поставил ни один вопрос на установление или же опровержение всех этих фактов, а наоборот, просил суд отказать в удовлетворении всех моих ходатайств.


По данным судебно-медицинской экспертизы трупа Усупова, обнаруженные телесные повреждения образовались от неоднократного действия остро-рубящего предмета. Смерть наступила примерно в 6:00-8:00 утра. Данные обстоятельства противоречат «единственной» признательной объяснительной Табалдиева, написанной под моральным и психологическим давлением сотрудников ОУР.


Для выяснения всех возникших вопросов, касающихся судебно-медицинской экспертизы, я заявил ходатайство, которое суд снова отклонил.

В виду вышеизложенных грубейших нарушений норм Уголовно-процессуального законодательства судебная тяжба длилась более трех лет, а суд так и не исследовал:

- каким образом два различных по своей структуре топора с пятнами крови, схожими с кровью убитого, оказались и в доме убитого, и в доме обвиняемого?

- каким образом капли крови (причем накапанные, не размазанные и не брызги) оказались на диване и простыне в доме обвиняемого, находящиеся в разных комнатах? В данном случае, налицо фальсификация доказательств;

- на основании каких доказательств следователь посчитал, что убийство совершенно именно топором? Считаю, что в части орудия преступления, обвинение построено только на предположениях и догадках. Необходимо было провести медико-криминалистическую экспертизу в целях установления, каким именно предметом/предметами было совершено убийство.

- группа крови у сына Азатбека Табалдиева, Жанарбека Байышбекова, схожа с группой крови потерпевшего Кубанычбека Усупова. Однако данный факт остался неисследованным. Суд пытался устранить это противоречие и назначил две комиссионные судебно-биологические экспертизы, однако ввиду отсутствия вещественных доказательств их так и не провели.

- не исследована личность трупа, вообще кто он такой. Соседи и якобы родственники дают показания, что знают убитого как «мужчину по имени Кубанычбек», что вообще шокирует.


В целях соблюдения требований статьи 298 УПК КР, где сказано, что приобщенные к делу на следствии, а также вновь представленные вещественные доказательства должны быть осмотрены судом и предъявлены сторонам, необходимо осмотреть вещественные доказательства, приобщенные к делу на следствии, на основании постановления следователя Акматова И. о признании вещественных доказательств (том 1 л.д.120). Однако данное ходатайство отклонили.


Что же касается самого приговора, здесь необходимо обратить внимание на то, что суд в своем приговоре грубо нарушил требования пункта 7 части 1 статьи 320 УПК КР и статьи 61 УК КР, в связи с тем, что Табалдиев находился в СИЗО-1 Бишкека год и два месяца.

Также районный суд грубо нарушил требования пункта 2 статьи 323 УПК КР, то есть умышлено не решил вопрос о вещественных доказательствах, не отразил в мотивировочной части приговора, что они утеряны, что осудил человека без вещественных доказательств.

Эти грубейшие нарушения норм уголовно-процессуального законодательства свидетельствуют о том, что судья Сагыналиев Ж.Н. не вник в суть дела, не изучил имеющиеся материалы, не обратил внимание, на то, что Табалдиев находился под стражей более года и даже не удостоверился в личности убитого. Хотя в мотивировочной части приговора указывает, что убили именно Кубанычбека Усупова.


Кроме того, судья Сагыналиев Ж.Н. вручил готовый распечатанный приговор через 15-20 минут после того, как удалился в совещательную комнату. Первоначально распечатанный приговор был датирован февралем месяцем 2018 года (сам приговор от 15 марта 2018 года). Это опять свидетельствует о том, что судья рассматривал дело в одностороннем порядке с обвинительным уклоном, прикрывая тем самым грубые нарушения, как следствия, так и прокуратуры, что не допустимо в силу требований статьи 19 УПК КР.


Описанные выше факты, подтверждают, настолько упал профессионализм как правоохранительных органов, так и суда, что судьбу уголовного дела решают сотрудники ОУР. Как они сфабрикуют доказательства, так и поведет следствие и судебное рассмотрение, стремясь всеми возможными путями обойти требования статьей 15 часть 3 и 19 УПК КР.

Более того, ни органы следствия, ни изучающий и утверждающий прокурор, а после гособвинитель, и ни прокуратура Чуйской области, а также суд на протяжении более 3,5 лет, не установил личность убитого, даже не обратил внимание на то, что опознание трупа не проведено, а законным представителем жертвы признан человек, личность которого также не установлена. Данный факт свидетельствует о том, что суд, наряду с многочисленными нарушениями, не удосужился даже изучить уголовное дело, не говоря уже о другом.


Расследование особо тяжкого преступления как «убийство» было окончено в течении одного месяца и направленно в суд. К чему такая спешка? А к тому, что к квартальному отчету необходимо было отрапортовать об успешном раскрытии особо тяжкого преступления и повышении процента раскрываемости, в чем им успешно помогают органы прокуратуры Чуйской области.


15 марта 2018 года при указанных выше фактах нарушения уголовно-процессуального законодательства и низкого качества расследования данного уголовного дела по обвинению Азатбека Табалдиева я ходатайствовал о направлении уголовного дела прокурору для восполнения пробелов следствия, но ходатайство ожидаемо отклонили.

Мы живем в правовом демократическом государстве, где высшая сила – это закон, но глядя на действия государственных органов, когда одни обвиняют, другие судят как им угодно, а третьи «сажают», при этом прикрывая друг друга, возникает вопрос: зачем тогда нам уголовно-процессуальный кодекс и зачем нам вообще право?

В заключении хотелось бы отметить, что мне стыдно за судебные органы, за то, что я, адвокат, выявляю такие вопиющие нарушения и обращаю на это внимание руководителей всех государственных органов с использованием неоднократно средств массовой информации.

Президент Сооронбай Жээнбеков сказал на заседании Совета безопасности:

«Как говорится, «одна паршивая овца портит всю отару». Некоторые нечистые на руку работники своим недостойным поведением бросают тень на всю систему… Многие граждане на протяжении долгого времени не могут добиться справедливости в суде. Каждое важное обращение в адрес судебных, правоохранительных и надзорных органов я буду держать под личным контролем.

Быть ближе к народу, качественно и в срок отвечать на каждое заявление — только так мы сможем поднять авторитет правоохранительных органов и вернуть доверие народа к государственной власти. Если обращения останутся без внимания или по ним не будут принимать решения, наказание понесут руководители административных органов или ведомств», - предупредил тогда глава государства.

Его слова как раз подчеркивают реалии наших дней.

С учетом изложенного,
п р о ш у:

Провести проверку всех доводов, изложенных в настоящем обращении и принять меры в отношении всех причастных и виновных лиц, допустивших нарушение действующего законодательства, а рассмотрение уголовного дела в суде апелляционной инстанции взять под личный контроль», - обратился Ханин.

Напомним, Vesti,kg информировали о том, что 10 августа 2014 года в одном из домов дачного поселка в селе Кой-Таш нашли труп Кубанычбека Усупова. Жестоко убитого мужчину обнаружил сосед Азатбек Табалдиев, который зашел к нему утром «стрельнуть» сигарету. Ему предъявили обвинение и приговорили к 15 годам лишения свободы.

Ольга Федорчук
Фото www

Комментарии  

# boki 16.08.2018 12:26
"... Мы живем в правовом демократическом государстве, где высшая сила – это закон, но глядя на действия государственных органов, когда одни обвиняют, другие судят как им угодно, а третьи «сажают», при этом прикрывая друг друга, возникает вопрос: зачем тогда нам уголовно-процессуальный кодекс и зачем нам вообще право?... "
Вы абсолютно правы! У нас в правоохранительных органах царствует беспредел. Мы пенсионеры военнослужащие тоже добиваемся справедливости, в правозащенности в сфере исполнения законодательных актов в отношении пенсионеров, но увы военная прокуратура, судьи, Госкомитет по делам обороны, Минфин заодно против законных требований пенсионеров. Мы не требуем сверх закона. Требуем по закону положенных индексации пенсий, прекратить преследование за пенсионерами, прекратить требования справки с места проживания, прекратить удержания пожизненно начисленных высокогорных коэффициентов при переезде в другой регион где нет высокогорных коэффициентов. Все эти наши требования изложены в законодательных актах! Как говорится "законы святы, а законники супостаты" Уважаевый Алексей Ханин, мы желаем Вам здоровья, удачи, успехов, терпения и победы в защите прав человека!
Ответить | Ответить с цитатой | Цитировать
# boki 16.08.2018 12:32
Если будут продолжаться такие действия со стороны государства, которые ущемляют права людей, то в противном случае народ я считаю буде искать защиту у "Воров в законе", у криминала.
Ответить | Ответить с цитатой | Цитировать
# Дан 22.08.2018 13:45
Что за беспредел творится? Одни преступники сидят во власти.
Ответить | Ответить с цитатой | Цитировать
# Дан 22.08.2018 13:54
Человек почти 4 года сидит, а эти продажные и гнилые следователи в наглую фабрикуют дела и топят невинного человека ради галочки для отчёта? А прокурор для чего? Давайте тогда эту гнилую судебную систему вообще уберем, она потеряла доверие народа, и поставим чёрных, они и то справедливо будут решать по понятиям. Полный беспредел!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!! !!!!!!!!!!!!!!
Ответить | Ответить с цитатой | Цитировать
# Город 22.08.2018 14:04
Что суды, что прокуратура - прогнившая система до уродливой и страшной формы. Чём дольше существуют эти системы, тем больше они несут угрозу нашей общественности своими несправедливыми и порой тупыми, не мотивированными действиями, отсутствием высококвалифицированных профессионалов. Там такие хапуги сидят, нет там чистых, образованной интеллигенции.
Ответить | Ответить с цитатой | Цитировать
Добавить комментарий


Наверх