Menu
RSS

Мы в социальных сетях:

TwitterFacebookYoutubeInstagram

Шестеро шахтеров погибли в забое в Баткенской области. Виноваты чиновники?

  • Прочитано 784 раз

По официальной версии, мужчины отравились угарным газом. Общественный деятель в это не верит

Шестеро незаконных добытчиков угля и шахтеров погибли в Баткенской области. В их смерти виновны чиновники, проявившие непростительную халатность, считает общественный деятель Расул Умбеталиев.

5 октября 2019 года в Сулюкте трое братьев 40, 43 и 44 лет спустились в шахту ОсОО «Абдухакар-Кен» и не вернулись на поверхность. Один из них – Низамидин Якубов 1975 года рождения – был руководителем этой организации.

6 октября в шахтерском городке Кызыл-Кия еще трое кыргызстанцев (21, 32, 42 года) погибли во время незаконной добычи угля.

По официальным данным, все шестеро стали жертвами отравления угарным или углекислым газом, замечает Расул Умбеталиев. Но сам он называет эти сообщения ложными.


Общественный деятель напомнил, что угарный газ СО (окись углерода, продукт горения органических и неорганических веществ), хоть и является отравляющим и удушающим химическим веществом, имеет цвет синего дыма и явный запах горелого. Углекислый газ СО2 (двуокись углерода, продукт разложения дерева, угля, известняка и доломита в воде или под землей) – бесцветный, имеет запах тухлого яйца и вовсе не опасен для жизни и здоровья людей.


А вот метан (СН4), «гремучий газ», цвета и запаха не имеет, является отравляющим и удушающим веществом. Его выделение постоянно сопутствует подземной разработке угольных пластов, обратил внимание Умбеталиев.

При содержании в шахтной атмосфере более 1 процента метан вытесняет кислород. У человека начинается гипоксия (кислородное голодание) и асфиксия (удушье). В случае накопления более 2 процентов человек теряет сознание и спустя некоторое время реанимировать его уже невозможно.

«В обоих случаях бывшие жители шахтерских городов, прекрасно знавшие, что газ имеет синий цвет дыма и запах горелого, а также о его отравляющих и удушающих свойствах, никогда не полезли бы под землю, - уверен общественный деятель. - И поэтому легальные и нелегальные шахтеры не могли погибнуть от отравления угарным газом».

Но зачем органам власти скрывать истинную причину смерти людей? У Расула Умбеталиева есть некие соображения:

«Наверное, в первом случае у юридического лица были лицензия и лицензионное соглашение ГКПЭН на разработку угольного месторождения, утверждены и согласованы План развития горных работ и План ликвидации аварий с ГКПЭН КР, Госэкотехнической инспекцией КР, МЧС КР и местными органами власти, - пишет общественный деятель. - Но руководители ОсОО «Абдухакар-Кен» не подписали соглашение о взаимодействии с ВГСЧ (Военизированная горно-спасательная часть) при МЧС КР».

Но без согласования с ВГСЧ Плана ликвидации аварий в шахте в ГКПЭН вообще не должны были подписывать План развития горных работ на этом угольном предприятии на 2019 год.

Шахтеры ОсОО «Абдухакар-Кен» спустились в забой после выходных, когда работа шахтного оборудования была приостановлена. По предварительным данным, произошла разгерметизация вентиляционных труб, которые подавали в забой свежий воздух.

«Перед спуском людей в шахту, силы ВГСЧ должны были проверить наличие газов, а в случае повышенной концентрации метана – произвести дегазацию тупиковых забоев, - предположил общественный деятель. - Скорее всего, это не было сделано, и опытные шахтеры погибли из-за внезапного выброса метана или большого его скопления в тупиковом забое».

Также у мужчин не было индивидуальных средств защиты и самоспасателей, замеры окиси углерода и метана переносными химическими газоопределителями и шахтными интерферометрами не производились. В забоях не было стационарных установок, которые при концентрации метана более 1 процента автоматически отключают все шахтное оборудование, кроме вентиляторов местного проветривания, и передают данные о превышенном содержании СО2 и СН4. Проветривание не производили.

В критической ситуации диспетчеры должны были немедленно ввести в действие План ликвидации аварий в шахте: срочно сообщить главному инженеру шахты и вызвать отделения горно-спасательной части при МЧС КР. Но этого не произошло, потому что несмотря на невыполнение необходимых условий шахта работала.

«Основную вину за гибель шахтеров возложили на руководство ОсОО «Абдухакар-Кен», - поведал Умбеталиев. - Также персональная ответственность ложится на руководителей территориальных отделений инспекции по надзору за деятельностью особо опасных предприятий, которые несвоевременно осуществляли строгий контроль за соблюдением и выполнением Правил техники безопасности в угольной шахте при добыче угля в экстремальных условиях».

Он считает, что правительство должно срочно создать комиссию, которая выяснит истинные причины гибели людей в Баткенской области, и не допустит повторения такой трагедии впредь: засыпать все входы вертикальных и наклонных стволов старых шахт, забетонировать устья штолен и квершлагов и постоянно проводить профилактические и разъяснительные работы об опасности незаконной добычи угля.

«Человеческая трагедия в Баткенской области – это общественная трагедия в масштабе страны, - говорит Расул Умбеталиев. - Граждане Кыргызстана в полном расцвете сил идут на верную смерть, чтобы прокормить свои семьи. В отдаленных районах страны нет работы, нет пособий по безработице, нет стабильности в приграничных зонах. Не каждый житель областей, граничащих с соседними государствами, имеет возможность заниматься контрабандой и незаконным оборотом наркотических веществ».

Ольга Федорчук
Фото www

Добавить комментарий


Наверх