Menu
RSS

Мы в социальных сетях:

TwitterFacebookYoutubeInstagram

Что может быть хуже смерти?

  • Прочитано 538 раз

Кардиохирург из Турции рассказал о жизни и работе в Кыргызстане

Кардиохирург из Турции Мустафа Унал живет в Кыргызстане больше года. Через его золотые руки прошли более 100 пациентов. В Министерстве здравоохранения КР поговорили с хирургом.

Какие есть новые победы?

- До моего появления в Кыргызстане здесь очень хорошо справлялись с коронарным шунтированием и протезированием клапанов сердца.  После осознания того, что в этом направлении нет недостатков, мне хотелось углубиться  в сторону сонной артерии и заняться глубже пластикой клапанов сердца.

Если спросить у людей, что может быть хуже смерти, то все говорят, что инсульт. Потому что переживать последствия этого недуга гораздо сложнее, нежели умереть. Никогда никому осознанно не хочется быть обузой кому-то, и доходит до того, что, если больной человек становится неподвижным, он часто подумывает о медицинском усыплении. 

Пластика клапанов сердца дает возможность не пользоваться пожизненно  кроворазжижающими препаратами. Оба направления очень важны и даже имеют между собой четкую связь. Самое главное – защитить организм от инсульта.

Приехав в Кыргызстан, я начал выяснять, какова же ситуация в направлении сосудистого состояния сонных артерий. Оказалось, многие больные переживают различные осложнения, потому что не совсем правильно организованы и распространены услуги, когда можно провести операцию и тем самым предотвратить инсульт. Моя цель – поделиться опытом, и чтобы в каждой клинике были обученные специалисты, которые могут предоставлять такие услуги.

Самое сложное – объединить усилия с местными хирургами, и я даже подумываю о создании ассоциации. По частоте смертности в мире инсульт занимает четвертое место. До смерти человек переживает очень большие трудности, вынужден обращаться к разным специалистам и во многих случаях отчаиваться. Мы не достигнем цели вылечить человека, который уже получил инсульт, но мы можем его предотвратить. Если нам удастся объединить свои силы и углубиться в этом направлении, то мы сможем предупредить болезнь и помочь людям в улучшении продолжительности и качества их жизни. Нам необходимо сложить воедино силы невропатологов, сосудистых хирургов и нейрохирургов. 20 ноября мы проведем первое собрание, чтобы начать делать первые шаги.

Сколько у вас учеников, и какие у них на сегодня успехи?

- Сейчас у меня три ученика. Самое главное, чтобы у них было желание, оно стоит для меня на одну ступень выше, чем талант. Во времена, когда я сам был ординатором, подход к обучению был нечетким. Теперь я знаю, что на первом месте должна быть любовь ассистента к своей работе. На втором – теоретические знания, которые даже важнее практических знаний. На третьем – очень важно учиться у правильного человека и делать это правильно. На четвертом – переходить к практике под контролем. На пятом – потихоньку, как птицу, медленно отпускать своего ученика в полёт, потому что,  если отпустить его неподготовленным, то он разобьётся с нехорошими последствиями в своей дальнейшей судьбе. Через это проходят все. 

Как и люди, методы обучения всегда разные. Одни поддаются ему легко, а другие нет. Я не могу, например, читать длинные романы, зато моментально воспринимаю краткие абзацы и, углубляясь в одном направлении, в котором хорошо разбираюсь, воспринимаю все образы намного отчетливее и ярче. К каждому ученику надо относиться индивидуально, потому что у всех разные навыки, знания и способности к обучению.

Какие случаи из Вашей настоящей практики запомнились больше всего?

- Мне запомнилась  операция, которую делали одной маленькой девочке и удалось обойтись очень маленьким вмешательством. Меня до глубины души трогает благодарность пациентов.

Какие кыргызские привычки уже стали Вашими?

- Раньше у меня были планы на каждый день, но здесь в Кыргызстане все живут сегодняшним днем, и никто не загадывает на завтрашний. Я расслабился и теперь все вопросы и задачи тоже решаю по мере их поступления. Например, когда я был пятнадцать дней в Бельгии, я хотел быть похожим на бельгийцев, вернулся в Турцию и пытался вести себя, как бельгиец, но это быстро прошло. Мне становится очень неловко, когда на улицах Бишкека встречаю людей, которые плюются. Дай Аллах, чтобы эта привычка ко мне не перешла.

А что семья, не тянет ли она Вас вернуться назад в Турцию?

- В этом году моя жена в 38 лет поступила в Международный медицинский университет в Бишкеке. Уже здесь дети перестроились с турецкого на оксфордское направление обучения. Раньше мы думали, что после того как выйдем на пенсию, будем жить в Анталии, теперь развернули планы семьи в сторону Иссык-Куля и мечтаем купить здесь небольшую фазенду.

Беседовала консультант пресс-центра Минздрава КР, Елена Баялинова.
Фото www

Добавить комментарий


Наверх