×

Предупреждение

JUser: :_load: Не удалось загрузить пользователя с ID: 64
Menu
RSS

Мы в социальных сетях:

TwitterFacebook

 

Энергетика. Денег нет

  • Прочитано 3005 раз

Кыргызстан, Узбекистан и Казахстан договорились о параллельной работе своих энергосистем в следующем году. Открытым пока остается один вопрос: спасет ли это нас от перебоев с электричеством, если нагрянет морозная зима? Потому что она всегда наступает неожиданно, и каждый раз – для власть имущих.

При «позднем Бакиеве» орудие экономии электричества было всего одно – рубильник. Света не было в иных селах по 17 часов в сутки. Но хотели как лучше, а получилось – как всегда (выражение, некогда принадлежавшее ныне покойному В. С. Черномырдину): «веерные отключения» ударили по экономике очень больно. Причем те, кто не воровал электричество, а платил за него исправно, пострадали ни за что, ни про что. Неизвестно, кто уберег тогда страну от гражданской войны – Всевышний, наверное. Зато народ точно узнал, кто именно виноват в том, что прибыльная, в общем-то, отрасль, оказалась в таком положении – ее управленцы. Но легче народу от этого не стало.

С самого начала операции «Веер» эксперты задавали вопрос: почему техническое состояние электрооборудования весьма близко подошло к нулевой отметке? Власти кое-как отвечали: в бюджете, мол, не хватает денег. Тогда эксперты задавали следующий вопрос: почему их не хватает, если стоимость ремонта и техобслуживания оборудования изначально закладывается в тарифы? На этот вопрос никто из чиновников, доселе мнивших себя крутыми энергоспециалистами, ответить так и не смог. Лопотали что-то про то, что много электричества воруют сами потребители. Но на предложения установить АСКУЭ – автоматическую систему контроля и учета электроэнергии, чтобы последнюю не крали, власти только отмахивались: «Денег нет». То ли воровство электричества потребителями для власти было выгодным – как оправдание повышения тарифов, то ли чиновники и подконтрольные им бизнес-структуры сами ее активно крали. Впрочем, возможно, что и того и другого присутствовало поровну.

А когда электроэнергию до объявления «веера» объявили товаром, выяснились еще две вещи. Во-первых, недальновидность авторов этой идеи, а во-вторых – юридическая неграмотность большинства населения. По логике вещей, после этого энергокомпании должны были бы потонуть в судебных исках. Однако этого не произошло. Появилось, правда, целое общественное движение «220» (в смысле, вольт). Но оно больше пиарилось, нежели работало. А тут еще маловодные годы ситуацию усугубили. Короче, куда ни кинь, всюду клин.

А почему маловодье стало катастрофой? Ведь маловодные годы случались и раньше. Так уж совпало, что в природе бывают как мало -, так и многоводные циклы. Но до последнего времени они не представляли для энергетики серьезной угрозы. Так в чем же дело?

Все дело – в программе PESAC Всемирного банка, имевшей место в начале 1990-х годов. Эта программа предусматривала реорганизацию и ликвидацию крупных убыточных государственных предприятий. Ключевое слово здесь для нашего повествования – «убыточных». Соль в том, что ни до какой реогранизации дело так и не дошло. Зато вторая часть – ликвидация – была выполнена просто блестяще. Не считать же, в самом деле, реорганизацией то, что на месте некогда процветающих фабрик и заводов теперь стоят торговые центры? Устаревшее оборудование продавали вместе с новым – чуть ли не по цене металлолома. По этой же программе были закрыты, как убыточные, так и угольные шахты. Хотя в мире нет, наверное, ни одной страны, где угольная промышленность не дотировалась бы. В нормальной стране с нормальной экономикой, госзатраты на добычу угля окупаются многократно – выпуском необходимой для народа и государства промышленной продукции. Если программу PESAC, точнее, ее последствия для Кыргызстана, с чем-то сравнивать, то только с попыткой вылечить головную боль ударом ноги в челюсть.

Угольную отрасль, дававшую раньше по 5 миллионов тонн «черного золота» ежегодно, просто уничтожили. В итоге страна попала в полную зависимость к Казахстану, а своего газа у страны так мало, что можно сказать: его практически нет. Поэтому маловодные годы стали для энергетики Кыргызстана катастрофой. Совет безопасности КР признал добычу угля перспективной только в 1997 году, но поезд-то уже ушел. Тот уголь, который добывают сейчас наши шахты, не дотягивает и до половины советской добычи. Хотя в специальной программе для стран Центральной Азии СПЕКА говорится, что на 70 угольных месторождениях КР угля – почти 3 миллиарда тонн. Но мы по-прежнему заканчиваем каждый год не столько подготовкой к празднествам, сколько вопросом: «Дадут соседи топливо или нет, и по какой цене?». То, что эти опасения не беспочвенны, жизнь доказывает нам сплошь и рядом.

Эксперты ПРООН подсчитали: за последние годы бытовое потребление электричества увеличилось в 11 раз, и в ближайшие четверть века вырастет еще, как минимум, на 40 процентов. Причина – не надеясь, что родное государство обогреет, люди закупают все больше электроприборов, далеко не всегда должного стандарта.

Только за счет воды эту проблему не решить – гидроэнергетика обеспечивает всего 40 процентов потребностей страны в электричестве. Есть даже мнение, что и Камбаратинские ГЭС не спасут дело, если вдруг опять нагрянет маловодье. К тому же не стоит забывать, что вода нужна еще и для производства основных продуктов питания. К примеру, в среднем, человек съедает в год 60 килограммов риса. Чтобы вырастить килограмм этого продукта, нужно 300 литров воды. В этих условиях уповать только на гидроэнергетику, по меньшей мере, неразумно. К тому же практика показывает: чем больше строится гидроэлектростанций типа «Токтогулки», тем дороже они обходятся госказне. В случае с атомной энергетикой, кстати – все наоборот: чем больше ставится реакторов, тем энергия дешевле. Это только первый энергоблок поставить очень дорого. Но как строить АЭС в стране, где а) высокая сейсмическая активность и б) на строительных подрядах крадут деньги? Последнее сказывается на качестве строительства – это аксиома.

Считается, что нам в защите энергобезопасности могут помочь альтернативные источники энергии. Но то, что дальше разговоров дело не идет, напоминает, скорее, целенаправленную работу противника. Есть несколько экспериментальных (и удачных) проектов. Но для их массового внедрения тоже нужны деньги. А поскольку их нет, и неизвестно, будут ли и когда, то для начала надо в срочном порядке внедрять новую энергетическую стратегию. Причем такую, после которой у обывателя не возникло бы желания штурмовать Дом правительства, а у чиновника – набивать собственный карман за счет этого самого обывателя. Ну а на региональном уровне рецепт выхода из энергетических неувязок прост: надо уметь договариваться. Чтобы народ сначала не включал зимой «самопальные» обогреватели, а потом – поминал парламентскую власть непарламентскими выражениями. Потому что мудрыми давно замечено: даже если народ не прав, правительство все равно останется виноватым.

Дмитрий Орлов

Добавить комментарий

Наверх