×

Предупреждение

JUser: :_load: Не удалось загрузить пользователя с ID: 64
Menu
RSS

Мы в социальных сетях:

TwitterFacebook

 

Временное правительство: много шума и... ничего

  • Прочитано 3570 раз

Прекратило свою деятельность ВП. Оно просуществовало столько же, сколько и то, которое свергли большевики в 1917 году. Оставило ВП Кыргызстана след в истории страны или же наследило в ней? 

Думается, первая (и самая главная ошибка) «временных» - они начали с того, чем принято заканчивать: с дележки и раздачи портфелей. Когда столицу громили, те, кто должен был обеспечить безопасность граждан, пиарились на телевидении, рассказывая всем нам, как хорошо мы заживем после бегства Бакиева. Поэтому вполне естественно, что «временных» возненавидели с самого первого дня их псевдоправления. Наш народ можно обвинить в чем угодно – только не в мазохизме. Даже «песни» о том, что в Кыргызстане произошла социалистическая революция, исполнявшиеся со всех уровней власти, ситуацию для Розы Отунбаевой и ее команды не спасли.

 


Что ж, все познается в сравнении. Это к вопросу о социалистической революции. Во-первых, вождь Октября Владимир Ильич Ленин говорил: «Всякая революция лишь тогда чего-нибудь стоит, если она умеет защищаться». Именно защищаться, а не говорить, будто ситуация под контролем. Во-вторых, в отличие от временного правительства Кыргызстана, большевики были куда скромнее. То, что произошло 25 октября 1917 года, они назвали революцией только через 4 года – в 1921 году. Когда были подавлены такие громкие выступления против Советской власти, как восстание Антонова на Тамбовщине и Кронштадский мятеж. Спору нет, портфели и большевики делили после прихода к власти. Но пока одни делили власть в Петрограде, другие – по их поручению – отправились в губернии России объяснять народу, чего хотят большевики своими декретами о мире и о земле. Думается, идеологическая работа сыграла не последнюю роль в том, что красные победили белых, а не наоборот.


Поэтому хочется спросить: кто мешал Розе Отунбаевой направить в регионы толковых ораторов, которые объяснили простым людям: «Бакиевский режим грабил всех одинаково, но вот мы его прогнали, и все будет хорошо»? Ничего этого сделано не было. Да и не могло быть, потому что по их логике, пока вернешься из регионов, в Бишкеке все поделят без тебя. Получается следующее: все, что при Бакиеве писали провластные СМИ в отношении деятелей оппозиции, оказалось правдой – они действительно оказались неспособными править страной.


Первый «звонок», оповестивший «временных» о том, что портфели – портфелями, а защищаться надо, прозвучал в Маевке. Но, судя по последующим событиям, они ничего не поняли. Джалал-абадские и Ошские столкновения можно было предотвратить еще в зародыше, либо вообще не допустить. Правда, при одном условии: наличии эффективных и управляемых силовых структур.


На последних у нас сейчас навесили так много грехов, что хочется сказать несколько слов в их защиту. Функционеры временного правительства напрасно стали их шельмовать после апрельского госпереворота, обвиняя во всех смертных грехах. Силовики являются защитниками государственного строя – это аксиома. Других защитников у строя нет, и не может быть по определению. А новая власть не придумала ничего умнее, как клеймить силовиков всякими обидными словами. Поэтому не стоит удивляться, что силовики устроили «итальянскую забастовку»: ничего не происходит, но все делают вид, что работа кипит. Да и кадровая чехарда в МВД и системе нацбезопасности тоже не прибавила этим ведомствам оптимизма. Кого слушать? Кому подчиняться? Кто мы теперь? Эти три вопроса внесли в ряды защитников страны сумятицу, отголоски которой слышны до сих пор.


Другой момент – перетаскивание кошельков из одних карманов в другие, названный, почему-то, национализацией. Везде национализация – это переход частной собственности в доход государства. Там нет такого, чтобы потом выставлять их на аукцион, для продажи «добросовестному инвестору». Получается, что временное правительство стало чем-то вроде «коллективного Максима Бакиева». С той лишь разницей, что последнего «крышевал» отец-президент, а «временные» действовали именем революции. Когда вскрывали ячейки коммерческих банков, обыватель думал: «Наконец-то всех воров и воришек выведут на чистую воду». Но когда стало известно, что деньги достались не народу, а лишь некоторым его представителям, приближенным к власти, тот же обыватель сделал вывод: «Оказывается, нынешние ничуть не лучше ни прошлых, ни позапрошлых».


Перечислять все плохое, что произошло за эти месяцы, нет нужды – список получится слишком длинным. Проще перечислить, что было хорошего: по сути, ничего. Стабильности в стране не прибавилось даже после выборов и утверждения правительства. Периферия бастует, столица – тоже. Политики раздают красивые обещания, которые в нынешних условиях просто невыполнимы – денег на их выполнение нет, и не предвидится. Собственных, имеется в виду, а не заемных.
А что остальные, то есть, народ? А он – ругается. Иногда – даже матом. Поводов – сколько хочешь: увеличивающийся внешний долг, дороговизна самого необходимого, постоянная угроза личной безопасности и полная неопределенность будущего. В таких условиях новое правительство можно только пожалеть – ему придется расхлебывать все, что наворотили «временные» за 8 месяцев. Если нынешние министры не поняли, как их подставили, это говорит только об их невысоком интеллекте. Но даже при этом условии, эти люди должны понимать: сейчас для них все зависит от того, как страна перезимует. Будет холодно и голодно – правительство снесут уже ранней весной, если не раньше. Пример Нарына показал: теперь мороз разозленному человеку – не помеха. Но вот только есть опасение, что третьего переворота страна может и не выдержать.


Дмитрий Орлов

Добавить комментарий

Наверх