×

Предупреждение

JUser: :_load: Не удалось загрузить пользователя с ID: 64
Menu
RSS

Мы в социальных сетях:

TwitterFacebookYoutubeInstagram

На планете существует только один рынок

  • Прочитано 4400 раз

Китайцы со свойственной им неторопливостью и настойчивостью пытаются вывернуться из удушающе - дружеских объятий американского доллара. Остальные страны, в том числе и Кыргызстан, обречены на вечное положение «догоняющих».

Занятие, надо сказать, сложное, но жизненно необходимое любой стране, претендующей не только на лидирующие позиции в мировой экономике, но и желающей получить реальный, а не декларируемый суверенитет. Казалось бы – для чего? Ведь китайская экономика и так на подъеме, мировой экономический спад практически не сказался ни на уровне жизни рядовых китайцев, ни на ВВП Китая, ни на производственных мощностях. Тем не менее, это - жизненно важно. Почему? Чтобы ответить на этот вопрос, надо понять принцип работы нынешней мировой экономической системы.

После Второй Мировой войны американцам удалось построить очень удобную для них, но совершенно странную, с точки зрения здравого смысла и логики, финансовую систему. Американские банкиры здорово нажились на той войне. Если в 1938 г. золотой запас Вашингтона составлял 13 000 тонн, в 1945-ом - 17 700, то в 1949 году он увеличился до рекордной отметки в 21 800 тонн. Аргументы состояли в том, что более 70% мирового золота сконцентрировано в подвалах ФРС в Форт Ноксе, и доллар является наиболее «весомой» валютой мира в смысле золотого содержания, таким образом, основой для международных расчетов должна стать именно американская валюта. Обескровленные самой жестокой войной, страны Старого Света вынуждены были согласиться. Бреттон-Вудская конференция закрепила сей факт юридически. Советский Союз не принимал участия в той конференции и, соответственно, не вошел в созданный тогда Международный валютный фонд. Теперь стоимость и «золотое содержание» национальной валюты любой страны, желающей вести международную торговлю, должно было высчитываться, исходя из количества долларовых запасов, а не количества золота в казне. Хочешь торговать – копи доллары. А курс национальной валюты высчитывай исходя из количества долларов, которое смог накопить. Странновато, не правда ли? Доллар, выпускаемый частной компанией, стал всеобщим мерилом, как нынче говорят – «резервной валютой». Тут важен еще один факт – отныне ни одна валюта мира, кроме доллара, не могла быть конвертирована в золото. Была установлена и цена - $35 за тройскую унцию.

Еще одно важное следствие внедрения этой системы состояло в том, что теперь все страны вынуждены были копировать у себя американскую финансовую систему. А главное в ней то, что Национальный банк, или любая другая организация, ответственная за эмиссию национальной валюты, должна быть независимой от государства. Быть, по сути, частной лавочкой. И аргументы для этого нашлись очень весомые – в каждой стране должна быть организация, которая будет следить за количеством выпущенной национальной валюты и соответствием этого количества долларовым запасам этой страны. Чтобы избежать жульничества со стороны государства, организация должна быть от него независима. Кыргызстан, кстати, тут, не исключение. В статье 3 Закона "О Национальном банке КР" написано «для выполнения поставленных задач Национальный банк КР самостоятельно организует и осуществляет свою деятельность независимо от органов государственной власти и управления». Нормально, да?

Тут, правда, стыдливо умолчали о том, что, будучи независимой от государства, такая организация очень зависима от доллара и организации его выпускающей – ФРС США. Ведь в закромах Нацбанка лежат доллары, а не золото.

Это и было самым важным новшеством. До этого количество денег в любой цивилизованной стране регулировалось государством и подчиненным ему Казначейством.

Итак, результатом Бреттон-Вудской конференции стало создание мировой резервной валюты и международных организаций, призванных следить за соблюдением выработанных на ней правил – Международный валютный фонд (МВФ) и Международный Банк реконструкции и развития (МБРР). И главное правило таково – любая страна, член МВФ, обязана обеспечить одномоментный обмен всего объема своей национальной валюты на доллары из своих резервов. Это правило должно соблюдаться неукоснительно.

Все бы хорошо, да так оно и было, до тех пор, пока доллар имел реальное золотое содержание. Не случись «золотой» демарш генерала де Голля, который 4 февраля 1965 года, на встрече с американским президентом Линдон Джонсоном, потребовал от США обменять весь долларовый запас Франции на реальное золото по курсу $35 за тройскую унцию. Американцы возмутились таким отношением, а де Голль в ответ заявил о выходе Франции из НАТО и ликвидации всех американских баз на территории страны. Кстати, Франция до сих пор не состоит в числе стран-членов НАТО, и ни одной американской базы на ее территории нет. И нельзя сказать, что не процветает. Хороший пример для подражания, не правда ли, товарищи начальники?

Это был опаснейший для США прецедент – вслед за Францией требование вернуть золото предъявила и Германия. А за ней, кто знает, того же станут требовать и все остальные страны. Чтобы избежать полного разорения, американцы вынуждены были признать, что золотые запасы ФРС не соответствуют требованиям Бреттон-Вудских договоренностей, и в 1971 году заявить об отмене золотого обеспечения доллара. Теперь требование обмена доллара на золото стало бессмысленным.

Так как же работает эта денежная система теперь, и каковы последствия ее работы?

Поясним на примере.

Поскольку речь у нас изначально идет о Китае, то на нем и будем ставить эксперименты. Умозрительные.

Предположим, Китай продал на международном рынке некий товар (не поддельный). За товар в страну поступило $1000. Теперь Национальный банк Китая (а он почти ничем не отличается от нашего, за исключением количества хранящихся там долларов – их значительно больше), имеет право выпустить определенное количество юаней, по соответствующему курсу. Доллары попадают в валютный запас Китая, а в экономику страны включаются юани. Равновесие соблюдено.

Но вот цена на товар выросла. И теперь Китай за то же самое получает уже не $1000, а $1100.

Нацбанк регулирует равновесие тем, что снижает курс доллара, покупает его дешевле, а в экономику страны вливает меньшее количество юаней. При снижении цены на товар происходит обратный процесс. Главное в нем - соблюдение равновесия. И жесткая привязка денежной массы национальной валюты к долларовой массе, имеющейся в стране. Это – очень сильная зависимость, свидетельствующая о значительной экономической и, как следствие, политической несамостоятельности страны. Ведь общее количество долларов в мировой экономике регулируется ФРС. Частной компанией, не забываем.

Ситуация абсурдная совершенно – ведь если очистить всю научную словесную шелуху, то окажется, что одна частная компания в одной стране раскрашивает какое-то количество качественной бумаги, а остальные страны в обмен на свои ресурсы эту бумагу коллекционируют! При этом страна, выпускающая бумагу, считает себя вправе поучать остальные страны - как им строить «демократическое общество» и «правильную» экономику. И этот абсурд во всем мире считается нормой.

У этой ситуации есть еще одна сторона – важно понять, что вследствие жесткой привязки национальных экономик к доллару, все страны, кроме одной, вынуждены жить на то, что заработали, то есть по возможностям. Как говорится – как потопал, так и полопал. И только одна страна, США, может жить по желанию. Чтобы купить что-то, неважно что – технологию, завод, вооружение, продовольствие, любая страна, кроме США, должна сначала заработать доллары. Американцам же, чтобы купить или оплатить что-то, достаточно просто включить печатный станок. И деньги появляются «из ниоткуда».

Ведь любому государству надо развиваться – оплачивать бюджетные расходы, социальные, продовольственные нужды, вооружаться, в конце концов. Все эти расходы внутри страны оплачиваются в национальной валюте. А ее количество напрямую зависит от количества долларов. Нет долларов – нет национальной валюты. Система «currency board» работает исправно. В этом случае «добрые дяди» из МВФ заявляют руководству такой страны – возьмите в долг доллары и у вас появится возможность напечатать денег для внутреннего употребления. Отдадите потом. Ресурсами, рабочей силой, территорией, чем угодно. В крайнем случае, будете вести такую политику, какую мы вам скажем. Когда те же самые расходы надо оплатить государству США, оно просто берет деньги в долг у ФРС, которая печатает необходимое количество долларов. Надо еще пару миллиардов на войну в Ираке? Не проблема – напечатаем. Именно здесь берет свое начало совершенно невообразимый государственный долг США. Только за прошлый год он вырос с 10 триллионов долларов до 13 триллионов. И по этой же самой причине китайцы так упорно проникают на рынок США, демпингуя, и снижая цены «ниже плинтуса» – Китай самый крупный в мире потребитель долларов.

При этом Китай вынужден мириться с ситуацией, когда его грабят два раза подряд. Первый раз, когда продает товары на американском рынке, за американские деньги, да еще и по американской цене. А она невысока. И второй раз ограблению подвергается, когда на американском рынке за американские деньги вынужден покупать то, что ему надо, а это, как правило, технологии, уже по совсем другой американской цене. Такая ситуация становится возможной, потому что Китай не может контролировать рынок. Поставьте себя на место фермера, который привез на рынок картошку, а продать ее может, только перекупщику по цене, которую устанавливает перекупщик. А чтобы купить огурцов, он снова вынужден обращаться к перекупщику, но цена на огурцы уже гораздо выше. За тем, чтобы ситуация оставалась неизменной внимательно следит «всемирный базарком» со своей боевой бригадой. Именно он получает львиную долю прибыли от такой торговли. И при этом всегда живет в долг и должен всем. Абсурд.

Вы скажете – да зачем же в таком рынке участвовать? Пойди на другой. И тут делаем открытие – а другого рынка на нашей планете нет.

Еще одно крайне неприятное последствие работы этой системы – страны, включенные в нее, а это практически весь мир, обречены на вечное положение «догоняющих».

Что Китаю остается делать в этой ситуации?

Китайцы усиленно пытаются отделить внутренний рынок от внешнего. Выглядит это так. Объем денежной массы юаней не привязан более к количеству долларов в Нацбанке Китая. Теперь Китай может выпускать такое количество юаней, какое ему потребно для покрытия внутренних потребностей и обеспечения населения необходимым количеством денег. Это же позволяет ему устанавливать невысокие цены на внутреннем рынке, стимулируя потребление китайских товаров внутри страны. Что, в свою очередь, ведет к тому, что, даже при невысоких зарплатах, китайцы могут позволить себе достаточно высокий уровень потребления. Скажем, американец или немец за такую зарплату работать не станет. Не потому, что она маленькая, а потому, что он ничегошеньки у себя в Германии или Америке на нее купить не сможет. А китаец – может. Благодаря этому же, Китай может себе позволить продавать свои товары на внешнем рынке по очень низким ценам. Потому что китайцам теперь все равно, сколько долларов лежит в Нацбанке. Юань становится "твердой валютой", обеспеченной всей товарной массой, материальными, техническими и природными ресурсами Китая, а не "зелененькими бумажками". Обеспечивать национальную валюту золотом в современном мире не имеет смысла. Что такое золото? Просто тяжелый желтый металл и не более того. Фетиш.

Последним, но не завершающим, аккордом в этой победной китайской симфонии прозвучало недавнее требование покупки китайских товаров за юани. Хотите купить китайский товар? Сначала купите юани, а за юани - товар. И никаких долларов. Великолепно!

Именно это и беспокоит американцев более всего. Именно поэтому они так настоятельно требуют, чтобы Китай вернулся в лоно «долларового счастья» или, по крайней мере, хоть на самую малость поднял курс юаня к доллару. Привяжи Китай снова юань к доллару – цены внутри страны вырастут, сравнявшись с мировыми, и Китай снова станет нищей опиумной провинцией мира. И именно этого китайское руководство всеми силами старается избежать.

Что остается делать американцам, чтобы хоть как-то создать проблемы Китаю? Воткнуть им в задницу иголку в виде постоянно напрягающих уйгурских сепаратистов в Синьцзяне, построить военную базу, а лучше не одну, в Кыргызстане, оснастить эти базы оборудованием электронного шпионажа за Китаем, создать проблемы в Пакистане и Индии – чтобы китайцам жизнь медом не казалась, и они были вынуждены отвлекать значительные средства на усиление собственной безопасности.

Александр Шахназаров

Добавить комментарий


Наверх