×

Предупреждение

JUser: :_load: Не удалось загрузить пользователя с ID: 64
Menu
RSS
Реклама вести на главной

Мы в социальных сетях:

TwitterFacebookYoutubeInstagram

ОДКБ: попытка реанимации

  • Прочитано 4197 раз

Много лет назад среди советских журналистов-международников ходила такая шутка. Когда кому-то надо было писать заметку об очередной сессии Совета НАТО, у него обязательно спрашивали: «Ну что, опять «В обстановке противоречий?» Ныне этот истертый до дыр штамп вполне соответствует тому, что происходило в Ереване на неформальном саммите Организации Договора коллективной безопасности (ОДКБ).

С момента создания этого военного союза эксперты выражали сомнения в его жизнеспособности. Главная проблема ОДКБ заключается в том, что у входящих в него государств не было и нет общего понимания угроз и методов их отражения. В самом деле, угрозы Армении решительно отличаются от угроз Белоруссии (если у той они вообще существуют). А центральноазиатские государства ОДКБ зачастую видят угрозу в политике друг друга. Так у Узбекистана, Киргизии и Таджикистана есть масса взаимных территориальных претензий.

Фактически договор механическим образом объединил двусторонние военные соглашения России и других стран-участниц. Единственное, для чего годился ОДКБ, так это для периодической демонстрации того, что у Москвы есть какие-никакие, а все-таки союзники. Лидерам Белоруссии, Армении, Казахстана, Киргизии, Таджикистана и Узбекистана приходилось дважды в год бить поясные поклоны и изображать послушных младших братьев Кремля. Взамен они получали некоторые экономические льготы, вроде субсидированных цен на энергоносители и производимую в России военную технику. Все это хрупкое равновесие могло быть нарушено, когда любая из сторон представила бы другой слишком уж завышенные требования.

Что и произошло в последние месяцы. Кремль разобиделся на белорусского батьку, который «кинул» с обещанным признанием Абхазии и Южной Осетии. Глава Таджикистана решил, что Москва не доплачивает ему за содержание российской военной базы. И главное — ОДКБ проигнорировал отчаянные призывы временного правительства Киргизии о помощи в прекращении этнического конфликта. По сути дела, договор продемонстрировал полную неспособность выполнять свои функции. Ссылки на то, что страны договаривались помогать друг другу только в случае внешней агрессии, а насчет внутренних беспорядков — такового договора не было, серьезной критики не выдерживают. Ясно, что любое внешнее вмешательство в центральноазиатских странах начнется с внутренних беспорядков и кризисов. Получается, что в какой-то стране полным ходом будет идти конфликт, а участники ОДКБ будут сидеть и размышлять: имеет место внешняя агрессия или нет.

Поэтому главной темой ереванского саммита стал вопрос, как действовать в ситуациях, подобных киргизской. Обсуждали долго, однако к согласию не пришли. Пытаясь объяснить это, Дмитрий Медведев долго и безуспешно нанизывал одну фразу за другой: «Мы обсуждали шаги, которые будут способствовать становлению организованной государственности Киргизии. Здесь много проблем... К очередному саммиту ОДКБ в Москве в декабре 2010 года принято решение внести изменения в уставные документы ОДКБ с тем, чтобы организация более эффективно могла влиять на кризисные ситуации». Понятно, что те, кому не угрожают внутренние смуты, не собираются брать на себя лишнюю ответственность. Одно дело, стиснув зубы, изображать почтение по отношению к Медведеву, совсем другое — посылать своих солдат за тридевять земель. ОДКБ фактически рассыпался, как только дело дошло до принятия сколько-нибудь серьезных обязательств.

В этой ситуации те, кто считает для себя военные угрозы реальностью, стремятся выжать максимальные преимущества из двусторонних отношений с Россией. И Кремль, желающий любым путем, хотя бы сохранить видимость союзнических отношений, вынужден отступать. Только так можно объяснить, почему Еревану удалось настоять на том, что в новом протоколе о российской военной базе «российская сторона взяла на себя обязательства по совместному обеспечению военной безопасности Республики Армении и содействию оснащению ее вооруженных сил современными видами вооружений». В течение многих лет Москва старательно избегала подобных обязательств, понимая, насколько они могут обострить отношения с Азербайджаном, который периодически обещает разрешить конфликт с Арменией военным путем. Несмотря на то, что Ереван добился выдающегося дипломатического успеха, нет никаких гарантий, что в случае военного конфликта Москва выступит на стороне Армении. Как показывают отношения внутри ОДКБ, в критической ситуации постсоветские государства не торопятся выполнять ранее взятые обязательства.

Александр Гольц, военный обозреватель

«Ежедневный журнал»

Комментарий «Вестей»:

Учились бы, на старших глядя…

И в самом деле, не слишком ли много на так называемом постсоветском пространстве блоков, единственное достоинство которых - в том, что они существуют? Хотя некоторые наблюдатели усиленно – особенно, после ереванского саммита ОДКБ – пытаются доказать, что в отношении коллективного договора это не так. Дескать, мы все поняли, прониклись, осознали – больше не будем. То есть, решили пересмотреть устав ОДКБ до декабря, чтобы потом можно было на законных основаниях вводить миротворческие силы туда, где наблюдается «раскардаш», вроде того, что был у нас в июне.

Когда образовалась ОДКБ? В мае 1992 года. Гражданская война в Таджикистане только разгоралась. Это ли не прецедент того, чтобы можно было потом говорить о введении миротворцев в подобных случаях? Тем более, первоначально Договор о коллективной безопасности Таджикистан подписал вместе с Арменией, Беларусью, Грузией, Казахстаном, Кыргызстаном, Россией и Узбекистаном. Однако никто не предусмотрел в договоре введение миротворческого контингента. Поэтому напрашивается вывод: изначально в «коллективно-безопасном» договоре закладывались огромные противоречия, которые через 18 лет поставили под вопрос сам смысл дальнейшего существования ОДКБ.

Стоит ли в этом случае сравнивать ОДКБ с НАТО, если в стратегических концепциях последней еще в 1991 году появилась следующая запись: «НАТО в сотрудничестве с другими организациями будет содействовать предотвращению конфликтов, а в случае возникновения кризиса - участвовать в его эффективном урегулировании в соответствии с международным правом, обеспечивать, в зависимости от конкретного случая и, в соответствии с собственными процедурами, проведение миротворческих и иных операций под эгидой Совета Безопасности ООН или под ответственность ОБСЕ, в том числе путем предоставления своих ресурсов и опыта». Предоставление ресурсов проходит у НАТО в категории «в том числе». Стало быть, поставки вертолетов и прочего армейского добра – не самое главное, что может делать НАТО.

Далеко за примером ходить не надо – вспомним хрестоматийную операцию «североатлантистов» в Югославии. Уже на декабрьской сессии 1992 года – через 7 месяцев после создания ОДКБ, комитет военного планирования НАТО на уровне министров обороны решил, пусть и с оговорками, что в югославский конфликт надо бы вмешаться силой оружия. Правда, на Западе этот вариант устраивал не всех. Сошлемся на мнение лишь одного – министра иностранных дел Англии Дугласа Хэрда. «НАТО - это не международная полиция, - сказал он, - и это, конечно, не армия крестоносцев, которые выступают, чтобы с помощью силы разъединить воюющие войска или водрузить знамя на чужой земле. В ее полномочия не входит навязывать странам, не являющимся элементами НАТО, западные представления о ценностях или улаживать споры между другими государствами. Но НАТО не может заменить ООН, СБСЕ (тогда эту «фирму» еще не переименовали в ОБСЕ) или Европейское Сообщество. Прежде всего, ООН с ее особым правовым авторитетом не имеет себе равных».

После того, как сербы отвергли «План Вэнса-Оуэна», который предусматривал разделение Югославии на этнические кантоны, НАТО приступила к анализу и планированию войсковой операции на Балканах. В частности, известен такой факт: разрешить бомбежку Сараева и его пригородов могли только спецрезолюции Совета Безопасности ООН. Тем не менее, НАТО от своего имени предъявила ультиматум боснийским сербам: в десятидневный срок убрать свое тяжелое вооружение за 20 километров от Сараева, иначе будет нанесен воздушный удар. И… эту идею поддержал тогдашний генсек ООН Бутрос Гали. Для этого, говорил он, не требуется специального решения Совета Безопасности, а достаточно лишь положительного решения Совета НАТО. «Я наделен полномочиями, - заявил он, - нажать кнопку, относительно воздушной поддержки... Но для воздушных ударов необходимо будет решение Совета НАТО». При этом он сослался на ежедневные контакты с официальными лицами США и НАТО. Именно после этого ООН, выражаясь языком самураев, потеряла свое лицо. Дальнейшее известно слишком хорошо: бомбардировки Югославии, сотни тысяч убитых, раненых и беженцев, и раздел страны на независимые республики. То есть, сравнивать НАТО и ОДКБ в этом контексте не стоит. Что же касается всего остального, то ОДКБ есть чему поучиться у «североатланистов». Например, как и когда надо оформлять нужные документы и решения. Ибо как «не надо» мы все знаем слишком хорошо…

Дмитрий Орлов

Добавить комментарий


Наверх